Кузнечное дело в разные времена. В городе сохранены действующие кузница литейная ювелирная часовая


история промысла, документальный фильм, фотографии изделий.

Кузнечный промысел — одно из древнейших ремесел. Выковывать самородное и метеоритное железо начали еще в каменном веке. Работать кузнецом было престижно и почетно. Простые люди нередко считали коваля «вещим человеком» или чародеем за то, что он превращал кусок бурого камня в ценную вещь.

Занимательный факт:Даже среди русских монархов были любители ковки — Иван Грозный (1530–1584) и Петр I (1672–1725). Исторически засвидетельствовано, что Петр I принимал участие в ковке якорей на Воронежской судоверфи. Как раньше изготавливали большие железные поковки — якоря показано в кинофильме «Петр Первый».

Изначально металлы обрабатывали молотом только в холодном состоянии: так приравнивали металл к камню. Интересное предположение о первой выплавке железа сделал английский археолог А. Лукас: «Почти наверняка в первый раз железо было выплавлено случайно, возможно, в результате ошибочного использования железной руды вместо медной. Такого рода попытки, вероятно, повторялись не раз, пока мастер случайно не ударил молотком по полуостывшему металлу, что могло увенчаться частичным успехом. Наконец люди догадались, что для полного успеха овладения новым металлом нужно ковать его в раскаленном докрасна состоянии».

Сельские кузницы были маленького размера, и окон в них практически не было. Для того чтобы качественно выковать заготовку, кузнецу нужно было определить, насколько она раскалилась. Пирометров и специальных приборов для определения температуры не было, поэтому готовность определяли по цветам каления. Только полумрак позволял разглядеть и понять необходимый оттенок свечения, в котором степень накала отливает желто-красными переливами.

Кузница постройки 1910 года. Музей деревянного зодчества, пос. Тальцы. Фотография: М. Игнатьев / фотобанк «Лори»

Интерьер старинной кузницы. Фотография: А. Тихонов / фотобанк «Лори»

Кованые изделия на столе в кузнице. Фотография: А. Тихонов / фотобанк «Лори»

Занимательный факт:Говорят, что раньше кузнецы даже бороду использовали, чтобы определить температуру металла для сварки. Подносили нагретую деталь к бороде и, если волоски начинали трещать и закручиваться, сваривали заготовки.

Экспонаты и находки

В наши дни здание музея «Городская кузница XVII века» — самый старый дом Смоленска. В нем собраны подлинные орудия труда и многочисленные изделия кузнечного ремесла XVII–XIX веков и воссоздана творческая лаборатория кузнеца.

Самым древним предметом из кованого железа, найденным археологами, считаются бусы из полых трубочек. Их нашел английский археолог Петри при раскопках египетских могил конца IV века до н. э.

Научные сотрудники Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал» отыскали места, где в древности велась плавка меди и железа. Были найдены целые комплексы плавильных печей, обломки тигельков. На Лайском мысу обнаружили грунтовые печи, остатки глинобитных печей и небольшие каменные печи.

Новое селище «Уралочка», относящееся к эпохе раннего железного века на левом берегу реки Малая Медведка, открыли помогавшие археологам школьники.

Самая любопытная находка тагильских археологов — железный, изъеденный ржавчиной кинжал, который пролежал в земле с VI века. Химический анализ металла показал, что в нем содержится кремний, марганец, фосфор — элементы, входящие в состав современной стали.

Кузнец за работой. Фестиваль «Времена и эпохи — 2013», Коломенское. Фотография: Н. Уварова / фотобанк «Лори»

Кованая виноградная гроздь. Фотография: А. Сидоров / фотобанк «Лори»

Кузнец у наковальни. Фотография: С. Майтелес / фотобанк «Лори»

Мастера и промыслы

Дагестанское селение Кубачи прославилось своими искусными ювелирами. Издавна они занимались оружейным ремеслом и жили в основном доходами с него. Первое упоминание о Кубачи встречается у арабских историков IX–XII веков, называвших эту территорию Зирихгеран или Зерекеран, что означает «кольчужные мастера» (Али аль-Масуди, Х век; Абу Хамид Андалуси, XII век). Здесь издревле делали кольчуги, стремена, оружие (мечи, луки, ножи, кинжалы), шлемы, медную посуду и др. Позднее название селения было заменено на арабское Кубачи, имевшее тот же смысл. Путешественники XVIII–XIX веков сообщали о производстве огнестрельного оружия, о выделке ружей, пистолетов, а также сабель, ножен и панцирей, о злато- и сереброкузнечной работе. Знаменитая кубачинская насечка применяется в нескольких видах, представляющих технику инкрустации цветными металлами по металлу, кости, рогу.

Кованая решетка на окне

Фигурный подсвечник

Кованая жиковина на двери

Гороховец — один из древних владимирских городов, где металлопроизводству и металлообработке всегда уделялось особое внимание. Местные мастера славились своими работами в металле. Гороховецкие кузнецы делали хозяйственный инвентарь и торговали им на ярмарках. Ими изготавливалось большое количество предметов, необходимых в городской и в сельской жизни. Это жиковины, замки и ключи для деревянных дверей, подковы, обручи, различные инструменты, применявшиеся в любом деле. С большим старанием трудились мастера над созданием церковной утвари: фигурных подсвечников, паникадил, решеток для окон.

www.culture.ru

Кузнечное дело: видео, история, книги

Кузнечное дело – история развития

История кузнечного дела неотъемлемая часть обработки металлов. В самом начале появилась холодная ковка. Много веков использовался только этот способ изготовления оружия, предметов домашней утвари, ювелирных украшений. Это теперь ювелирная промышленность не имеет к кузнецам никакого отношения, а раньше всё что касалось металлообработки, относилось к кузнечному делу.

Заглянув в книги по истории, повествующие о развитии ремёсел в железном и бронзовом веках, можно увидеть фотографии предметов, изготовленных мастерами из разных уголков Земли. Кузнец – эта профессия овеяна мифами и легендами. Развивалось кузнечное дело на разных территориях по-разному. Только многие века использовался холодный метод ковки металла.

Кузнечное дело

Было и такое название профессии как «Хытрец». Этот эпитет донесли до нас книги, датированные 1073 годом. По праву кузнечное дело тех времён можно назвать хитрым. Кузнецу приходилось различать металлы по цвету, определять их прочность по оттенку на изломе. Было что-то мистическое в самом процессе производства, когда из куска металла под воздействием сильных коротких ударов молота, получалось необычайной красоты или причудливой формы изделие.

При помощи деформации металла, получающего под воздействием сильного давления дополнительную плотность и прочность, выходили из под молота хытреца, корчего, железоковца, ковача, керча, нытря необходимые в быту вещи. Первые упоминания этой профессии можно найти в книгах, передающих мифы древней Греции. Гвоздями выкованными Гефестом был прикован Прометей к скале.

Сила кузнецов воспета во многих литературных произведениях разных эпох. Считали мастеров кузнечного дела знахарями, лекарями и людьми способными изгонять злых духов. Основываясь на подобных поверьях создал Гоголь своего кузнеца Вакулу. Поговаривали, что сам Сварог покровительствует корчим.

Места в России названные в честь кузнечных дел мастеров

Профессия кузнеца требует от мастера хорошей физической подготовки. Так было всегда. Не каждый воин рискнул бы померяться силой с кузнецом. Жителей Псковской области до сих пор называют скобарями, памятуя о том, что кузнецы этих мест голыми руками подковы гнули.

Профессия кузнеца за многолетнюю историю имела множество названий. Одно из наиболее распространённых дало имя городу Керчь. Произошло это название от слова корчев, что означает кузнец. Сопутствующие термины тех времён:

  • Корчин – кузнечный;
  • Кричное – кованое.

Есть и Москве место, название которого указывает на соседство с кузнечной слободой – это Кузнечный мост. Была такая слобода и в Новгороде. Упоминания о крупных поселениях кузнецов в городах относятся к 15-17 векам. Именно в городах развитие этой профессии получило больше возможностей, благодаря спросу на кованые украшения для фасадов больших домов, территорий садов и парков. Так же как и в Киевской Руси изготавливалось в кузницах холодное оружие, проходящее закалку огнём.

Изготовление кузнечного изделия

Знаменитые мечи

Не единожды воспет клинок булатный в книгах и гусарских песнях. Классики русской литературы часто использовали в своих произведениях особенности мечей прорубать камень. Прототипом волшебных мечей послужили:

«Эскалибур» — меч короля Артура, который при защите крепости застрял в каменной стене. Народные поверья наделяют этот меч магической силой. В русской культуре подобным артефактом служит меч «Кладенец». «Дюрандале» — меч Роланда и безымянный клинок тасканского рыцаря Гальяно Гвидотти так же смогли проткнуть камень. Способность разрубать камень эти клинки получили благодаря не столько магическим и мистическим силам, а стараниями и умением мастеров их изготовивших.

Меч Гальяно Гвидотти кардинально изменил судьбу своего хозяина. Книги доносят до нас историю  о том, что этот рыцарь был канонизирован, хотя до встречи с архангелом Михаилом не был праведником. Михаилу на предложение уйти в монастырь ответил воин, что это произойдёт лишь после того как его меч разрубит камень. Меч вошёл в булыжник, да так там и остался. Современные учёные имели возможность исследовать камень и меч. Их заключение подтвердило то, что клинок пронзил камень именно во времена, описываемые в летописях.

Уже в рыцарские времена кузнечное дело имело немало секретов, передаваемых мастерами из поколения в поколение. Одним из них была форма заготовки, для вышеперечисленных мечей основой послужил четырёхугольный стержень. Широко известны и клинки, относящиеся к японской культуре. Их названия переводятся как «меч срезающий траву», «меч собирающий облака рая». Они отличаются изогнутой формой, что придаёт холодному оружию японских мастеров аэродинамические свойства не характерные для изделий европейских кузнецов.

Одним из знаменитых мечей, представленных в экспозиции польского музея в Познани, является оружие Святого Петра, выкованного в 1 столетии. Знаменит клинок тем, что при аресте Христа перед распятием Пётр сумел отрубить ухо раба. Передан меч в музей был епископом Иордана.

Вехи развития кузнечного дела

Ручная ковка – древнейший способ обработки металлов, ставшая прародительницей штамповки, ковки, литья, прессовки, прокатки, волочения и листовой штамповки. Археологи находили в ходе раскопок металлические изделия датируемые периодом, относящимся к нескольким тысячам лет до нашей эры. Изделия эти выполнены из металлов, встречающихся в природе. Первые металлические находки археологов относятся к 5-4 векам до н.э. Техника волочения при изготовлении изделий из драгоценных металлов обнаружена в бассейнах рек Тигр и Евфрат. Изделия изготовлены в 3 в дон.э. Кузнечное дело на Руси имеет более давнюю историю. Мечи, шлемы, кольчуги, ухваты топоры, украшения и другие кованые вещи датируются 18 в. до н.э.

С 10 по 18 века от рождества Христова в металлообработке появились новые способы:

  • закалка металла;
  • пайка при помощи меди;
  • кузнечная сварка;
  • методика многослойного изготовления.

XVI век. При Иване Грозном русская армия была оснащена коваными пушками.XVII — XVIII – создание государственных оружейных заводов на Урале и в Туле.

Пётр I всячески способствует развитию металлургической отрасли. На военных заводах широко используются водяные двигатели. На рубеже столетий, в 1800 году впервые на тульском заводе была испробована методика горячей штамповки однотипных деталей. Её применил для массового производства кузнец В.А. Пастухов.

В это же время в Вологде кузнецы специализируются на производстве якорей, а в Муроме выпускают скобяные изделия для строительства флота.XIX в. На смену водяному приводу приходят паровые машины, что способствует развитию кораблестроения и выпуску артиллерийского оснащения флота и армии, для производства которых были необходимы броня, толстые плиты для лафетов, орудийные стволы. Вес падающего молота составлял до 50 тонн. Такие гидравлические прессы расширили возможности до ковки деталей в 250 тонн.

К этому же периоду относятся научные изыскания по деформации металлов. Вооружившись микроскопом, П.П. Аносов стал изучать строение сталей. В ходе исследования в 1841году им была установлена зависимость между структурой и свойствами металлов. Это позволило создавать сталь с необходимыми техническими характеристиками. Д.К. Чернов проводил исследование поведения металлов при нагреве и охлаждении, что послужило открытием структурных изменений. Книги с исследованиями Чернова и Аносова до сих пор служат пособием для металлургов.

Приобщение к мастерству кузнеца через выставки

Кроме постоянных экспозиций в музеях, изделия декоративного кузнечного промысла можно увидеть на выставках, где представлены не оружие и не ювелирные украшения, а работы мастеров для украшения быта. Выставки – это не просто показ красивых вещей, это популяризация, в которой так нуждается кузнечное дело. Несколько 10-летий этот промысел был практически забыт из-за расширяющихся с каждым годом возможностей в металлообработке. Но остальные способы – это штамповка, работа на количество. Только кузнечное дело при работе с металлом поможет раскрыться мастеру наиболее полно.

История возрождения кузнечного дела началась не так давно, но строительство частных домов, способствует этому. Каждый хозяин хочет выделить своё жилище и прилегающую территорию. Выставки мастеров позволяют понять, каким образом это можно сделать неординарно и в то же время не вычурно. Для начинающих кузнецов эти выставки помогают найти свой собственный стиль, подсмотреть у более опытных некоторые приёмы, которыми они делятся, проводя мастер-классы непосредственно в стенах, где проходят показы готовых декоративных изделий.

Выставки кузнечного мастерства проходившие в Арт-Кремле стали хорошим стартом для начинающих, для которых мастера устроили демонстрацию возможностей изменения куска металла, превращающегося во вполне оформившиеся фигурки для украшения жилья.Отличный способ привить начинающим любовь к обработке металла способом ковки, дав первые уроки мастерства прямо на выставке. «Кузнечный талисман» — это выставка, где каждый желающий имел возможность попробовать свои силы, почувствовать изменения материала под собственными ударами молотом.

Выставки кузнечного мастерства становятся доброй традицией. В сентябре 2015 года в 4 раз была открыта выставка «Кузница счастья», в рамках фестиваля «Бабье лето». Здесь так же проводились мастер-классы.

Овладеть всеми тонкостями науки по обработке металла помогут начинающим многочисленные книги, которые рассказывают о различных технологиях холодной и горячей ковки, литья, кузнечной сварки, технологиях создания декоративных элементов.

Книги могут рассказать о многом, но всё же кузнечное дело как и в старь передаётся мастером ученику из рук в руки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 

stankiexpert.ru

Работы кузнеца-художника | Кузнечная компания "Ateku"

Работы кузнеца-художника Константина Щацкого подсвечники. Под одним из них этикетка гласит: «Подсвечник настенный, металл, ковка, 1980 г. Экспонировался на выставке „Мелодии огня", Москва, 1988 г.».

Необходимо дать справку: эта выставка была первой кузнечной выставкой в Советском Союзе, и в ней участвовало около пятидесяти кузнецов из разных городов и республик.

Константин Шацкий — один из основателей музея — родился в подмосковной деревне. О себе он рассказывает: «Идешь, бывало, по деревне, а ноги сами сворачивают в кузницу. Стоишь и смотришь, как огонь в горне горит, как кузнец по раскаленному металлу молотом бьет. Иногда выпадали и счастливые моменты — дадут меха покачать или какую-нибудь заготовку подержать». После армии Шацкий пошел работать кузнецом на Первый московский часовой завод. Сначала был помощником кузнеца, а потом стал работать самостоятельно. В свободное от основной работы время занимался художественной ковкой и чеканкой. Со временем он стал ведущим специалистом в области художественной ковки, участвовал во многих выставках и обучал молодых ребят кузнечному делу. Если он видел, что ломают какое-нибудь здание с коваными изделиями, то бросался спасать их и после реставрации приносил к нам в кузнечный музей.

Надо сказать что представленные здесь подсвечники не только выполнены на высоком художественном уровне, но и видно, что все они несут «тяжесть и кузнечную красоту» ковки. Настенный подсвечник того же автора, откован из относительно тонких заготовок и выглядит очень красиво и изящно.

Напольные подсвечники К. Шацкого выглядят очень легко и изящно, хотя весят они много: подсвечник и вешалка для каминных приборов (слева направо: метелка, кочерга, вилочка и совочек).

Стенд с цветочной веткой и стенд с цветами и бытовым инструментом собраны из изделий, которые кузнец Шацкий вытаскивал из развалин домов при их сносе. В дальнейшем все эти изделия он отреставрировал и создал прекрасные стенды, которые и передал в музей.

Только на трех рисунках (1.4.15-1.4.17), удалось поместить уникальную многоярусную люстру кузнеца Юрия Карапетяна (Ереван, ПО «Урарту») — одного из ведущих кузнецов-художников Армении 1980-х гг. Напольный и настольные подсвечники самобытного мастера. Первый подсвечник выполнен в типичном армянском стиле- все лаконично и величественно. Настольные подсвечники выкованы на пневматическом молоте из квадратных заготовок больших размеров (это видно из размеров оснований) с разрубкой центрального стержня у некоторых заготовок и скруток у других. Исполнить такие кузнечные «выкрутасы» мог только кузнец очень высокой квалификации. Эти подсвечники являются шедевром мировой кузнечной культуры!

Каминные приборы Ю. Карапетяна всегда пользовались большой популярностью у заказчиков, а стойки для каминных приборов заказывались постоянно.

И в завершение рассказа о работах Ю. Карапетяна представляем одну из его последних композиций — «Древний звон».

Анатолий Корнеев — один из крупнейших кузнецов России, художник и философ, создатель и первый председатель Московского творческого союза кузнецов-художников. Его работы находятся не только в музеях Москвы, но и в частных коллекциях в Германии, США и Италии. Перед созданием своих кузнечных шедевров он рисовал большое количество эскизов и картин. Некоторые из его работ представлены — эскиз композиции «Архангел Михаил», 1.4.8 — кованая композиция «Архангел Михаил», кованая композиция «Георгий Победоносец», «Космос». Заканчивая обзор работ А. Корнеева, представим его философскую композицию «Воспоминание о лете».

Он являлся председателем Союза кузнецов Нижнего Новгорода и много сделал для сохранения памятников кузнечного искусства и ремесла. У его мастерской была уникальная выставка старинных оград и ворот, которые он спасал при разрушении старых зданий.

Он создал в Нижнем Новгороде большое количество интересных кузнечных композиций, одна из них украшает фасад Детского театра.

Композиция «Дружба славянских народов» откована киевскими кузнецами В. Деминым, 0. Стасюком и А. Миловзоровым.

Композицию из кованых предметов составил кузнец из Санкт-Петербурга Л. Быков. Братья В. и Н. Кривошеины «связали» из стального прутка уникальную плетенку под старину, а кузнец из Польши Анджей Даньковский отковал оригинальную композицию «Зарождение жизни».

Читайте так же:

ateku.org.ua

Введение Зарождение и становление кузнечного дела. Ковка

Введение

Зарождение и становление кузнечного дела

В представлении современного читателя ковка – это обычно изготовление подков для лошадей. Но мало кто знает, что древние кузнецы были творцами таких жизненно важных хозяйственных и военных изделий, которые не только служили человечеству многие сотни лет без существенных изменений, но и способствовали развитию общества. Так, например, многие изделия, пришедшие к нам из каменного века (нож, скребок, пила, шило, топор, молоток и т. п.) и воплощенные позже кузнецами в металле, продолжают служить человечеству и в настоящее время. А такое изделие, как лошадиная подкова, появившаяся в Европе в начале VIII в., было по значимости приравнено историками к изобретению паровоза, так как подкованная лошадь могла работать с увеличенной тягловой силой на любых почвах, не ломая и не изнашивая копыт. Освоение железа повлекло за собой большие изменения в культурной и хозяйственной жизни всех народов; например, кованый сельскохозяйственный инструментарий – вилы, тяпки, лопаты, грабли, косы, серпы, сошняки, бороны, плуги с железным лемехом и т. д. – поднял сельское хозяйство на новый технический уровень и существенно повысил продуктивность земледелия. Племена и народы, которые раньше других осваивали секреты ковки, получали большие преимущества во всех видах деятельности. Ковка доспехов и оружия в районах, где добывалась железная руда и имелся древесный или каменный уголь, значительно повышала боеспособность, что позволяло расширять территорию и создавать сильные государства.

Кузнечное дело – самое древнее ремесло, связанное с обработкой металла. Впервые человек начал ковать самородные и метеоритные металлы еще в каменном веке. Ряд музеев мира, а также Институт истории материальной культуры РАН имеют в своих фондах кузнечные инструменты тех далеких времен: небольшие круглые камни – молоты и овальные плоские массивные камни – наковальни. При микроскопическом исследовании поверхностей этих инструментов были обнаружены следы самородного металла. На рельефах древних египетских храмов можно видеть кузнецов, работающих каменными молотками (фото 1.0.1 см. вкл.). Однако точное время зарождения кузнечного мастерства на планете указать невозможно.

Задолго до новой эры люди начали изготовлять изделия из самородной меди, серебра и золота, обладающих высокой пластичностью. На территории бывшего СССР самородная медь в те далекие времена была известна в районах современного Казахстана, на Урале, Кавказе, Алтае и в некоторых районах Якутии. В этих местах и обнаружены археологами остатки первых орудий, выкованных из меди. Относительно недавно археологи обнаружили древнейшую мастерскую каменного века по обработке самородной меди в Карелии. Древние кузнецы, используя каменные молоты и наковальни, свыше 5 тыс. лет назад ковали из меди изделия для рыбной ловли и быта: рыболовные крючки, ножи, шильца и другие мелкие предметы. В районе Молдавии и Правобережной Украины по берегам рек Днепра, Днестра и Прута находится один из древнейших очагов обработки меди эпохи развитой трипольской культуры (IV–III тысячелетия дон. э.). В этот период мастера уже применяли упрочняющий наклеп рабочих поверхностей медных орудий, что значительно повышало их твердость. Это позволило постепенно вытеснить каменные орудия. Указанный период характеризуется разнообразием кованых, литых и комбинированных изделий, таких как кузнечные зубила, ножи, боевые топоры, черешковые наконечники стрел, браслеты, пряжки и т. п.

В начале III тысячелетия до н. э. племена, жившие на территории Армении, на Кавказе, уже получали кричное железо из руд путем прямого восстановления. В качестве руд они использовали легкодоступные залежи бурого железняка, называемого озерной или болотной рудой. Хетты не только изготовляли из железа оружие и предметы быта для себя, но и торговали ими с Египтом и странами Среднего Востока. В начале I тысячелетия дон. э. изделия из железа начинают изготовлять жители Закавказья к северу от Армянского нагорья, в VIII в. до н. э. кузнечное производство изделий из железа уже широко развивается в районе современной Керчи (древнерусское название Корчев, вероятно от «корчий», «керчий» или «корчин» – кузнец. – Прим. авт.). Богатые железные руды, служившие кузнецам сырьем для получения железа, в районе Керчи залегали практически на поверхности земли. В эти времена кузнечное мастерство достигало уже высокого уровня. В кузницах горн оснащался двухкамерными воздуходувными мехами, в центре располагалась большая железная или бронзовая наковальня. Кузнецы применяли при работе тяжелые молоты, клещи, зубила и топоры для рубки металла, а для зажима изделий – тиски.

Начиная с VII в. до н. э. центром металлообработки становится Скифия, ремесленным центром которой было Каменское городище. Археологами обнаружены там жилища ремесленников, их мастерские с инструментами и приспособлениями: льячки для литья цветных металлов, кузнечные инструменты и изделия. Добыча железной руды, как было установлено, производилась на территории современного Криворожского бассейна, отстоящего от Каменского городища на 60 км. Наряду с литьем и ковкой у скифов было широко налажено изготовление золотых и серебряных украшений и всевозможной утвари при помощи чеканки, штамповки и литья по выплавляемым моделям. Интересно отметить, что образцы скифского ювелирного производства были хорошо известны в греческих колониях. Следует сказать, что кузнецы Скифии широко применяли кузнечную сварку для увеличения размеров заготовки, соединения разнородных металлов для улучшения качества лезвий режущих и рубящих орудий. Они изготовляли ножи, у которых между двумя более мягкими пластинами заковывалась пластина из более твердой стали, в результате чего получались ножи с самозатачивающимся лезвием. Скифские кузнецы умели ковать и дамасские стали, в которых перемешивались слои железа и высокоуглеродистой стали, что создавало на боковой поверхности изделия узор из темных и светлых полос.

В I тысячелетии до н. э. вдоль Верхнего Днепра и Припяти, Оки и Верхней Волги расселились славянские и финно-угорские племена (в Среднем Поволжье – предки мордовских племен, в Приуральских районах – предки коми, удмуртов, мери, остяков и манси), которые владели секретами получения кричного железа, не зная изготовления медно-бронзовых изделий. А в Приуралье и Сибири железоделательное производство развивалось одновременно с медно-бронзовым. В первых веках новой эры изделия из железа начали применять северные племена, жившие в средних течениях рек Лены и Енисея, а также жители Алтая.

Кузнечное дело на Руси. К концу IX в. объединяются славянские племена и возникает Древнерусское государство. Образуются крупные военные и торгово-ремесленные центры, такие как Киев, Новгород Великий, Смоленск, Полоцк и др. В этих городах создаются центры по производству посуды и различных хозяйственных предметов из серебра и золота, внедряется специализация кузнецов-оружейников. В связи с ростом градостроительства развивается ремесло кузнецов-церковников, занимающихся изготовлением соборных оград, оконных решеток, наверший и других изделий. Перед русскими ремесленниками открывались широкие возможности, крепли связи с внешними рынками и ширилось участие ремесленников в хозяйственных делах города. Городские мастера обладали высокой техникой, смело улучшали западноевропейские образцы оружия и создавали свои высокохудожественные изделия. В этот период наблюдается постоянное совершенствование средств производства и приспособление мастерских к массовому выпуску продукции. Широко внедряются штамповка и пооперационное производство, завершается разделение кузнецов на оружейников, златокузнецов, чеканщиков, гравировщиков и ювелиров. В этот период в Киеве уже существовало свыше 60 кузнечных специальностей.

Однако большинство кузнецов ковали оружие и кольчуги. Кольчуга была обязательной принадлежностью защитных доспехов дружинников, она не стесняла в бою движения и предохраняла практически от всех видов оружия. Создание кольчуги было делом кропотливым и трудоемким, ведь для плетения требовалось отковать более 40 тыс. колечек, а затем склепать их специальными «гвоздиками». Уже в то время при изготовлении кольчуги использовалась поточная технология: вначале отковывали проволоку, затем навивали на стержень и рубили на отдельные кольца. Концы каждого кольца расплющивали и в этих площадках пробивали отверстия. Затем из тонкой проволочки (0,8 мм) высаживали заклепки – «гвоздики» и после этого начинали сборку или «плетение» кольчуги. На всю работу уходило свыше трех месяцев ежедневного кропотливого труда. Существовало три способа изготовления колец: из кованой проволоки, из холоднотянутой (волоченой) проволоки и путем высечки целых колец из листа. Собирались кольчуги по различным технологиям. Кольца не только склепывались, но и сваривались кузнечной сваркой. Для большей нарядности в кольчуги вплетали кольца из цветных металлов: меди, золота, серебра, образуя различные орнаменты. Киевские дружинники имели как длиннополые кольчуги с оголовьем, личиной, наручами, так и короткие кольчуги, которые прикрывали только верхнюю часть туловища воина. Для защиты головы дружинники носили шлемы. По технологии изготовления шлемы разделялись на цельнокованые и составные. Первые выковывались из одного куска металла и имели наибольшую прочность при наименьшей массе. Менее трудоемким было изготовление шлемов, клепанных из двух или четырех кованых частей, которые собирались в единое целое с помощью полос и заклепок, а нижний край тульи стягивался обручем. Места соединения пластин прикрывались декоративными накладками. Для защиты лица к шлему приклепывался наносник с глазными вырезами, а иногда кольчужное забрало или личина, которая ковалась индивидуально для каждого воина. Для защиты шеи и частично плеч к нижнему краю шлема крепилась бармица. Шлемы для князей украшались золотыми и серебряными накладками, их поверхность гравировалась и декорировалась драгоценными камнями.

Большое внимание кузнецы уделяли изготовлению боевого и наградного оружия: мечей, топоров, пик и т. п. Мастера-оружейники в совершенстве владели секретами изготовления мечей из высокоуглеродистых сталей типа булата или русского булата – харалуга. В связи с этим необходимо сказать несколько слов о булате, так как этот сплав железа с углеродом, обладающий уникальными свойствами, до настоящего времени до конца не исследован, о нем пишут научные статьи и монографии. Впервые в России с научной точки зрения начал изучение булатных сталей Павел Петрович Аносов (1799–1851), выдающийся ученый-инженер и горнозаводчик. Он говорил, что «под словом „булат“ каждый россиянин привык понимать металл более твердый и острый, нежели обыкновенная сталь». Родиной булата считается Индия, в которой «варились» лучшие сорта вутцев – заготовок из литой стали в виде лепешек диаметром примерно 13 см и толщиной около 1 см. Масса такой лепешки составляла чуть больше килограмма. Следовательно, для изготовления меча массой 1,5–2,5 кг требовалось 2–2,5 вутца. Еще одним древним центром производства вутцев считается страна Пулуади, которая располагалась на территориях современных Турции, Ирана, Армении и Грузии. Отсюда пошло, как отмечает советский историк академик Г.А. Меликишвили, название вутца «пулат», которое в дальнейшем получило русское звучание – «булат». Как установил П.П. Аносов в результате длительных научных и экспериментальных исследований, булат – это высокоуглеродистая сталь, содержащая более 2 % углерода и минимальное количество вредных примесей и неметаллических включений. Сталь варится при высокой температуре в тиглях без доступа воздуха и охлаждается вместе с печью. Отличительная особенность булатных слитков в том, что на отполированном срезе имеется своеобразный волнистый узор, проявляющийся при слабом травлении. Однако для изготовления булатного клинка мало получить слиток, необходимо его отковать по специальной технологии, произвести термообработку и окончательную отделку. Тайны этих операций продолжают раскрывать и в наши дни. Недавно вышла книга замечательного мастера по булатным и дамасским сталям Леонида Архангельского «Секреты булата» (М.: Металлургия, 2007), в которой он раскрыл многие тайны получения булатных изделий. Очень большую работу по совершенствованию отечественных булатных сталей проводит известный инженер-металлург Игорь Толстой, который создал участок для производства небольших по объему булатных слитков и изготовления из них высококачественных заготовок для клинков.

Производство клинка из сварного булата – дамаска представляет собой длительный и трудоемкий процесс: заготовку вытягивают в полосу, затем ее складывают, сваривают кузнечной сваркой и опять проковывают. Этот «слоеный пирог» разрубают на продольные части, которые сплетают или скручивают и опять сваривают кузнечной сваркой, тщательно проковывая. При этом ковка ведется специальными молотками и удары наносятся под различными углами к продольной оси изделия. Для изготовления мечей, сабель и кинжалов из дамаска знаменитый суздальский кузнец В.И. Басов (1938–2007) использовал заготовки, состоящие примерно из 700 и более тысячи слоев. В результате таких сложных приемов ковки появляются знаменитые «булатные узоры»: полосатый, струйчатый, волнистый, сетчатый, коленчатый и др. При этом следует отметить, что узоры значительно светлее фона (грунта), который бывает серым, бурым или черным. Чем темнее грунт и чем выпуклее и светлее узор, тем выше ценится клинок, а качество ковки определяется чистым и долгим звуком. Термообработка клинкового изделия состоит в закалке и последующем отпуске. Это очень ответственная операция, так как от нее зависят твердость, упругость и гибкость клинков. Каждый мастер имел свои секреты: дамасские оружейники после ковки вывешивали клинки, раскаленные докрасна, на сильный ветер; кавказские – передавали раскаленный клинок всаднику, который скакал без остановки до его полного охлаждения. Многие мастера закаливали свои изделия в ключевой или минеральной воде, в росе, в мокром холсте, в сале, известны и такие варварские способы закалки клинков: раскаленный клинок вонзали в тело свиньи, барана или даже молодого сильного раба. П.П. Аносов закаливал образцы в сале (масле) или в воде, а нагрев под закалку и отпуск осуществлял в ваннах с расплавленным свинцом. Отпуск изделий – также очень важная операция термообработки. Необходимо в зависимости от химического состава стали подобрать температуру отпуска и среду охлаждения. Мастера-оружейники определяли температуру клинка по цветам побежалости, а в качестве охлаждающей среды использовали воду, масло или воздух. После ковки клинки обрабатывали на точильных камнях, затем шлифовали и полировали. Шлифование проводилось вначале на крупнозернистых шлифовальных камнях, затем на мелкозернистых. Более тонкая шлифовка осуществлялась различными порошками с использованием тканей и дерева. Окончательно полировали мелкими порошками и пастами. Процесс шлифования и полирования булатных клинков продолжался с утра до ночи, месяц за месяцем. Вот таким титаническим трудом создавались булатные и дамасские мечи, сабли и клинки. Все эти уникальные изделия получали еще и высокохудожественную отделку лезвия, рукоятки, ножен. Эта работа производилась специальными мастерами-художниками и также длилась годами. В 2010 г. вышла уникальная книга тульского кузнеца-оружейника Олега Семенова «Авторское оружие, создание образа, отделка» (М.: Аделант), в которой он на высоком научно-техническом и художественном уровне раскрыл все секреты отделки клинкового оружия. В Дамаске до конца XIV в. ковалось лучшее оружие в мире из индийских вутцев и из дамаска. В XV в. Дамаск был захвачен армией Тимура и полностью разрушен. Все ремесленники, в числе которых много кузнецов-оружейников, были вывезены в Самарканд и другие города Средней Азии. В это время начинается производство булата в городах Средней Азии, на Кавказе, в Турции, Иране. «Русский булат» – харалуг – сталь (типа дамасской), которая ковалась из кричного железа. Технология изготовления оружия из многослойной сварной стали была хорошо известна славянским народам уже в VI в. Харалужное оружие (мечи, копья) и доспехи часто упоминаются в древнерусской литературе. Так, в «Слове о полку Игореве» несколько раз говорится о харалужных мечах, копьях, цепах, кольчугах и даже сердцах: «Ваю храбрая сердца в жестоцем харалузе скована, а в буести закалена».

В период могущества Киевской Руси строятся величественные Софийские соборы в Киеве, Новгороде, Полоцке. Кузнецы принимают активное участие в строительстве. Куются мощные связи – «тяжи» и пояса для скрепления стен, сводов и арок. Окна закрываются решетками с красивыми рисунками, собираются из металлических «досок» парадные двери и ворота. Отковывается обрешетка (журавцы) для куполов и шатровых крыш, и как завершающее звено собираются и устанавливаются на навершиях куполов восьмиконечные кресты. Высокого мастерства достигают и златокузнецы, изготовляющие высокохудожественные кубки и вазы, миски и братины, блюда и чарки. Изделия украшаются просечной резьбой, гравировкой, драгоценными камнями и рельефной чеканкой.

В начале XIII в. на территории Руси происходили многочисленные распри, которые несли смерть и разрушения. Многие строители и ремесленники были убиты на полях сражений и взяты в плен. Однако уже со второй половины XIV в. страна постепенно возрождается, в том числе восстанавливаются ремесла – дети и внуки кузнецов начинают ковать лемеха и мотыги, косы и оружие. В 1380 г. князь Дмитрий Донской, собрав хорошо вооруженное войско, дал бой на Куликовом поле. Кузнецы во многом способствовали победе: они одели русского воина в надежные защитные доспехи – кольчуги и шлемы; хорошо вооружили отличными мечами, топорами, копьями, луками, стрелами. В последующие годы продолжается объединение русских земель в единое государство, появляются новые города, развиваются товарно-денежные отношения, растет численность ремесленников, закладываются основы промышленности. Однако кузнечное дело начало превращаться в могущественное ремесло только после того, как человечество научилось добывать железо из руд и поднимать температуру костра или печи выше 1000 °C. В XV в. определились районы железоделательных промыслов в Подмосковье, в районах Тулы, Серпухова и Каширы, в Замосковном крае у Белоозера и Пошехонья, Ярославля, Галича и Костромы, в Новгородском крае у Бежицы и Осташкова, в Устюженском крае, в Карелии в городе Олонце, в Приморье у Яренска и в Заонежье на так называемых Лопских погостах. В этот же период начинается специализация кузнецов по регионам. Так, устюженские кузнецы ковали пушки, пищали, ядра, в большом количестве изготовляли «оружие» против конницы – «подметные рогульки». В районе Белоозера крестьяне самостоятельно варили железо и ковали из него гвозди и скобы для судов; в Вологде ковали топоры, ножи, косы, гвозди; в Костроме – безмены; в Твери – иглы, крючки, сапожные и обойные гвозди. В XVI в. продолжает расширяться железоделательная промышленность, открываются новые рудные залежи около Каширы, где глыбовая железная руда выходила на поверхность, Великого Устюга и Тулы, а также у поморских карел. На реке Лахоме в районе Вычегды строится «железцовая мельница» с водяным колесом, приводившим в действие «самоков», а «Соловецкий летописец» говорит о существовании железоделательного производства и на землях Соловецкого монастыря.

В XVII в. железное производство из крестьянско-кустарного становится промышленным. В 1631 г. начинает работать первый уральский завод на реке Нице. В Олонецком крае на заводах Устьрецком и Кедрозерском ковали пушки и ядра, а также выплавляли железо для продажи. В 1640 г. на реке Камгорке (недалеко от Соликамска) был построен первый в России медеплавильный завод.

Постепенно центр железоделательного производства с «водяными» (имевшими привод от водяного колеса) молотами перемещается в Тулу, где в 1656–1637 гг. был построен первый доменный завод Московского государства. В конце XVII в. богатый и предприимчивый кузнец Никита Демидович Антуфьев (Демидов; 1662–1725) организовал в Туле первую железоделательную мануфактуру, для чего устроил 400-метровую плотину при впадении реки Тулицы в Упу, построил две высокие домны и пустил две молотовые фабрики, на которых с помощью «водяных» молотов ковались железные заготовки (рис. 1.0.1). В это же время на тульских заводах появляются токарные и сверлильные станки, работающие от «водяного» привода. XVIII столетие становится веком широкого развития металлургической и кузнечной промышленности, Тула по указанию Петра I (1672–1725) превращается во всероссийскую кузницу оружейных кадров. В память об этом в городе установлена скульптура Петра I. Высококвалифицированные кадры тульских кузнецов-оружейников направляются в Устюжну-Железнопольскую, а в 1704 г. 170 мастеров – на крупный завод в Олонецком крае. Тульские кузнецы-оружейники также составили основной костяк квалифицированных рабочих и на Липецком оружейном заводе, основанном в 1702 г.

Рис. 1.0.1. Молотовая фабрика XVII в.

Выбрав Воронеж местом размещения верфей и металлургических заводов, Петр I не жалел ни сил, ни средств для ускорения строительства кораблей. Он придавал огромное значение развитию металлургии как в центре России – в районах Тулы, Каширы, так и в южных областях, которые непосредственно примыкали к Воронежу, а также и на Урале. В короткий срок на юге Русского государства, в районе Липецка, возникают железоделательные заводы: Боринский (1693 г.), Липецкие – Верхний и Нижний (1700–1712 гг.), Кузьминский (1706 г.) и позже Новопетровский (1758 г.). Этому способствовали залежи железной руды, огромные лесные массивы, удовлетворяющие потребность в топливе, обильные запасы водной энергии. Реки, перехваченные плотинами, становились источником дешевой энергии, на которой работали железные заводы, использующие привод от водяного колеса. В ознаменование деятельности Петра I по созданию железных заводов в Липецке был воздвигнут в 1839 г. обелиск, в постамент которого вмонтирована чугунная плита с барельефом «Кующий Вулкан».

По мере развития металлургического производства выявляется потребность в повышении качества получаемого железа, и Петр I в 1722 г. издает указ, в соответствии с которым все выпускаемое железо следует проверять и клеймить специальными клеймами. Несколько позднее (в 1731 г.) издается правительственный указ о клеймении сибирского казенного железа: «Сибирское казенное железо клеймить четырьмя клеймами, а именно: 1) – имя того мастера, кто делал железо, 2) на котором заводе железо делано, 3) Российский герб, 4) имя браковщиково…» В результате петровских преобразований в России уже в 1736 г. на 21 новом металлургическом заводе насчитывались 101 доменная печь и более 470 кричных рычажных молотов, а в 1760-х гг. – уже свыше 120 металлургических и железоделательных заводов, производивших около 82 000 т чугуна и 49 000 т железа в год. В это время Россия занимает первое место в мире по производству чугуна и железа. Русское железо «Старый соболь» очень высоко ценилось на мировом рынке.

По мере развития тяжелой промышленности, судостроения и артиллерии существующее оборудование в конце XVIII в. уже не удовлетворяло технологические потребности. Необходимы были более мощные кузнечные машины с новыми видами привода и новые технологии. К этому времени великим изобретателем-самоучкой Иваном Ивановичем Ползуновым (1728–1766) уже была создана первая в мире «огнедействующая машина для заводских нужд», которую он рассматривал как «новый двигатель для всеобщего применения». В начале 1766 г. первая двухцилиндровая паровая машина Ползунова была испытана и показала «исправное машинное действие». Используя принцип действия машины И. Ползунова, английский инженер Д. Уатт (1736–1819) в 1784 г. получил патент на первый в мире паровой молот. Однако внедрение паровых молотов в промышленность связано с именем другого английского изобретателя машин и промышленника Джеймса Несмита (1808–1890), который в 1842 г. построил паровой молот с массой падающих частей 3 т. Вскоре его молоты стали применяться и на русских заводах: два паровых молота в 1848 г. начали работать на Екатеринбургской механической фабрике и Воткинском судостроительном заводе. Развитие молотового оборудования шло по пути увеличения массы падающих частей, что позволяло изготовлять крупные поковки для судостроения, артиллерии и различных заводских машин. В середине XIX в. на Обуховском и Пермском заводах были установлены самые мощные в мире молоты с массой падающих частей до 50 т (рис. 1.0.2). Модель такого молота экспонировалась в 1873 г. на Всемирной выставке в Вене.

Рис. 1.0.2. «Царь-молот» Мотовилихинского завода в Перми.

Где ковали якоря. Ковка якорей – наиболее сложный и ответственный вид работ, так как от прочности и надежности якоря зависела судьба корабля. Известно, что первый железный двурогий якорь был изобретен и откован скифом Анахарсисом в VII в. до н. э. из металла, полученного из керченской руды. До конца XVII в. якоря ковались вручную, а затем при помощи «водяных» молотов на якорных фабриках. Якорными мастерами славились Ярославль, Вологда, Казань, Городец, Воронеж, Лодейное Поле, а также многие города Урала. Известно, что якорные мастера Ярославля и Вологды отковали около 100 «больших двоерогих якорей» для судов морской флотилии, построенной по приказу Бориса Годунова.

Стремительное развертывание русского кораблестроения при Петре I повлекло за собой быстрое развитие металлургии и кузнечного дела. Якоря для кораблей ковали кузнецы, собранные со всех концов России. Особым указом Петр I запретил им ковать какие-либо изделия, не относящиеся к флоту, и обязал монастыри оплачивать их работу. Поставлять якоря должны были и кузнецы первых русских заводчиков – Демидова, Бутената, Нарышкина, Борина, Аристова и др. Позже в Новгородской и Тамбовской губерниях были учреждены «казенные железные заводы». Для первых фрегатов петровского флота, которые строились в 1702 г. на реках Свири и Паше, якоря ковали в Олонце, но в 1718 г. часть якорных кузниц из Олонца перевели в Ладогу, а оттуда в 1724 г. в Сестрорецк. В последние годы царствования Петра I на нужды флота работали уже десять государственных заводов: на севере страны – Петровский (к нему были приписаны города Белоозеро и Каргополь), Ижорский, Кончезерский, Устьрецкий, Повенецкий и Тырницкий; на юге – Липецкий, Боринский и Кузьминский.

После смерти Петра I якорное производство стало развиваться на Урале – на Воткинском, Серебрянском, Нижнетуринском и Ижевском заводах. Первый из них был основан в 1759 г. П. Шуваловым на реке Вотке при впадении в нее Березовки и Шаркана. Обилие лесов, рек и дешевой рабочей силы обеспечивали предприятию быстрое развитие, и оно превратилось в один из крупнейших горных заводов России XVIII в. Руды для изготовления сварочного железа доставлялись на Воткинский завод с горы Благодать по рекам Чусовой и Каме. На якоря шло самое лучшее сварочное железо. До 1850 г. на Воткинском заводе проварка всех частей якоря проводилась в горнах, но вскоре их заменили сварочными печами, которые топили дровами. Примерно в это же время на заводе появился паровой молот с массой падающих частей 4,5 т, что намного упростило и улучшило технологию изготовления якорей. В якорном цехе Воткинского завода в зависимости от заказов на якоря трудилось 250–350 человек. На каждом огне горна или печи в каждую смену работала артель из одного мастера, нескольких подмастерьев, двух – пяти рабочих, не считая занятых на подвозке угля. Завод выпускал якоря массой от 3 до 300 и более пудов. Тяжелые якоря этого завода массой 336 пудов (почти 5,5 т) устанавливали на большие линейные корабли. К концу XVIII в. крупнейшим на Урале становится Ижевский завод. В 1778 г. на нем было отковано 24 якоря массой 60–250 пудов, 134 553 пуда железа. В якорном производстве завода было занято 110 человек.

Рис. 1.0.3. Городская кузница.

Самые тяжелые адмиралтейские якоря (массой до 10 т) для линейных крейсеров «Бородино», «Измаил», «Кинбурн» и «Наварин» ковались в Ижоре, где в 1719 г. по указу Петра I были основаны Адмиралтейские заводы. Кузнечные молоты на этих заводах приводились в движение от водяных колес.

Кузнечное ремесло в Москве. О раннем периоде железного века Москвы можно судить по материалам археологических раскопок села Дьякова, расположенного на берегу реки Москвы (около села Коломенского), Кунцевского и Мамоновского городищ. Однако только при Юрии Долгоруком Москва становится городом с развитым ремеслом и торговлей. На Кремлевском мысу и на посаде развивается «городская основа жизни» (рис. 1.0.3). Здесь было развито металлургическое и кузнечное производство – археологами обнаружены домницы, сгустки шлака, крицы. Натерритории современного Зарядья раскопаны крупный цех (размером 6,5?4,5 м) кричного и литейного производства и участок для изготовления бронзовых булавочных головок, а у Китайгородской стены – литейно-кузнечная мастерская, в которой размещались домница и литейный участок.

По мере роста города все ремесла, связанные с огнем, из-за боязни пожаров постепенно вытесняются с территории Великого посада за реки Москву, Яузу, Неглинную, так как реки – хорошая защита города от пожара. На местах поселений создаются ремесленные слободы: кузнецов, литейщиков, гончаров и т. д.

С XVI в. московские кузнецы начинают работать на привозном железном сырье – укладе, который получали из Новгорода, Устюжны-Железнопольской, Серпухова и Тихвина. С этого же времени происходит разделение кузнецов на оружейников, бронников, замочников и т. п. Кузнецы-оружейники ковали «белое» (холодное) и огнестрельное оружие, плели кольчуги, а мастера-бронники ковали пластинки для доспехов. Впервые пластинчатый доспех – «брони дощатые» – упоминается в Ипатьевской летописи. Кованые выпуклые пластинки (200–600 штук) крепили на кожаные рубахи внахлест, что увеличивало общую толщину доспеха, а изогнутость пластин смягчала сабельные удары. В XV–XVI вв. происходит «слияние» кольчатых и пластинчатых доспехов. Шею и плечи воина закрывает стальное ожерелье, грудь – зерцало, а руки предохраняются железными наручами.

Мастера-бронники селились в отдельных «бронных» слободах, находившихся в районе современных Большой и Малой Бронных улиц, а город Бронницы известен уже в XV в. как поставщик доспехов в государево войско. Овысоком качестве работы московских кузнецов-оружейников можно судить по тому, что многие цари и князья имели оружие и доспехи «московского выкова». Так, в описи оружия и доспехов Бориса Годунова имелась следующая запись: «Рогатина московская, московское копье, панцири, шлемы». В Оружейной палате хранится подъягдташный нож князя Андрея Старицкого (младшего сына великого князя Ивана III) русской работы XVI в., лезвие ножа – булатное с золотой насечкой и русской надписью: «Князя Ондрея Ивановича, лет 7021», что в переводе на современное летоисчисление означает 1513 г. Известно, что булатные клинки ковали московские мастера Нил Просвита, Дмитрий Коновалов и Богдан Ипатьев. Высоко ценя кузнечное искусство, царь Алексей Михайлович посылал учеников «для учения булатных сабельных полос» в Астрахань. Шлемы московского выкова не только успешно конкурировали с западными, но и считались особо ценными доспехами в царской казне. Украшенные золотыми, серебряными или медными позолоченными накладками, они стоили дорого, и носили их в основном князья и бояре. При движении, как отмечают летописцы, шлемы сверкали и переливались в лучах солнца и производили впечатление «златых шеломов». Уникальным образцом русского кузнечного и ювелирного искусства можно считать булатный шлем (или «шапку иерихонскую»), который экспонируется в Оружейной палате. Это парадный шлем, выкованный знаменитым кремлевским кузнецом-оружейником Никитой Давыдовым (из Мурома) для царя Михаила Романова. Тулья из булатной стали украшена тончайшей золотой резьбой. Жемчугом и русскими самоцветами декорированы науши и козырек шлема. Спереди шлем украшен чеканным позолоченным челом, цветными эмалями и драгоценными камнями. А вокруг острия шлема идет поясок арабесок – арабское изречение из Корана. Перевел это изречение на русский язык крупнейший знаток арабского языка Т.Г.Черниченко: «И обрадуй верующих».

Кузнецов Москвы можно считать и родоначальниками отечественной артиллерии. Из летописи известно, что при обороне Москвы от орд хана Тохтамыша в 1382 г. русскими войсками была применена артиллерия: пушки, стрелявшие каменными ядрами, и «тюфяки», стрелявшие «дробом», т. е. картечью. Начиная с XV в. Москва становится крупным металлургическим и кузнечным центром. Здесь создается Пушечная изба, ставшая впоследствии первым в России металлургическим заводом с приводом механизмов от водоналивных колес. «В конце XV в. был построен большой по тому времени литейный завод – Пушечный двор. Он представлял собой литейно-кузнечное производство, с несколькими литейными амбарами и кузнечными мастерскими. Для приведения в движение всевозможных механизмов – мехов, молотов и т. п. – на реке Неглинной в XVII в. было поставлено несколько больших водоналивных колес, для чего она была перегорожена плотиной», – написано в путеводителе «По улицам Москвы» по поводу возникновения Пушечного двора, а по дошедшему до наших дней плану можно представить, как размещались мастерские (рис. 1.0.4). Н.И. Фальковский в книге «Москва в истории техники» дает описание этого крупнейшего в России оружейного завода: «Оборудование предприятия было следующее: имелся амбар, в котором находился большой молот, с большим стулом-наковальней, горн и два больших водяных меха. Имелся особый горн пушечных кузнецов с наковальней. В амбаре вертильном стояло шесть станков для сверления водой ружейных стволов… В кузнечном амбаре был большой молот да наковальни, где ковали водой ствольные доски. Кулак молота весил 245 кг, а наковальня – свыше 400 кг и устанавливалась на мощном деревянном постаменте – стуле. Заварная кузница имела 10 горнов. Среди инструмента находились: наковальня с развилинами для сгибания ствольных досок, десять ствольных сердечников (костылей), пять крюков, на которых сгибают стволы. Работало на заводе в то время 134 человека, среди них 14 пушечных кузнецов. Основной продукцией завода в те годы были пушки, ядра, различные виды холодного оружия. Пищали и пистоли русских оружейников отличались не только оригинальной отделкой, но и оснащались ударно-кремневым замком… Кроме того, делались заказы и для города – ковались языки для колоколов, оковы и различные узлы для станков и различных машин, ворота для Кремля и Белого города, различные изделия бытового и художественного назначения. С XV в. начинают изготавливать пушки из бронзы, а позднее из чугуна».

Рис. 1.0.4. Пушечный двор – первый крупный металлургический центр в России.

Начиная с XV в. московская рать уже не выступала в поход без артиллерии. Так, стены Казани не смогли противостоять разрушительному огню артиллерии войска Ивана Грозного. Петр I с юных лет интересовался оружейными заводами. Будучи в Москве, в один из праздников после торжественной службы и обеда с боярами отправился на Пушечный двор. Там он приказал стрелять из пушек в цель и метать бомбы, и, к ужасу бояр, сам поджег фитиль и выстрелил из пушки. Он потребовал указать самого опытного артиллериста, служившего в Пушечном приказе, у которого хотел учиться. Ив дальнейшем отсюда доставляли Петру I для учебных занятий пушечные припасы, «потешные огни» для фейерверков. «Пушечные кузнецы» работали не только на «дворе», но и в так называемых застенках в Спасском, Никольском монастырях, в мастерских при складах, а также в походах. В 1698 г. на Пушечном дворе была открыта первая артиллерийская школа. В 1648 г. на реке Яузе был построен филиал Пушечного двора – «Ствольная мельница», которая предназначалась для «ковки водою» пушечных мушкетных и карабинных стволов, железных досок, проволоки – «тянутого» и белого железа. Необходимо отметить, что технология изготовления артиллерийских орудий была очень сложной и ответственной. Вначале отковывали из крицы доски (рис. 1.0.5) – металлические листы толщиной до 10 мм (для пушек), шириной 1900 мм и длиной 1400 мм; затем подготавливали кромки для продольной и поперечной (торцовой) сварки; гнули доски в трубку на желобчатой наковальне или подкладке и сваривали на оправке продольный шов ствола внахлест. После этого осуществлялась торцовая сварка на оправке двух средних звеньев ствола и торцовая приварка к средним звеньям ствола крайних частей ствола, прилегающих к казеннику и к дульной трубке. Требования к качеству ковки стволов оговаривались специальным указом царя Михаила Федоровича от 1628 г.: «Пищали были бы для стрельбы казнисты и чтоб расседеин и задорин в тех пищалях не было и были б прямы, чтоб к стрельбе были цельны». К началу XVIII в. Пушечный двор был крупным металлургическим центром России, на котором работало около 500 человек. Однако развитие металлургических и оружейных заводов в Новгороде, Пскове, Устюжне-Железнопольской, Вологде, Туле и на Урале постепенно снижает значение Пушечного двора, и в конце XVIII в. он уже превращается в арсенал, а в 1802 г. его упраздняют: «16 апреля было повелено все хранившееся в нем вооружение сдать в Арсенал, строения разобрать и материалы использовать на постройку Каменного Яузского моста».

Рис. 1.0.5. Технология изготовления кованой пушки.

С XVII в. в Москве и других крупных городах страны начинается широкое строительство дворцово-парковых ансамблей, и многие кузнечные мастерские переключаются на изготовление больших и малых оград, оконных решеток, козырьков и наверший. Неповторимость старых московских улиц объясняется наличием большого количества ажурных кованых оград, балконных решеток и легких кружевных козырьков подъездов XVII–XIX вв. Знаменитые мастера классицизма, зодчие Москвы В. Баженов, О. Бове, М. Казаков, Д. Жилярди, И.Витали, представители модерна А. Эриксон, В. Валькотт, Ф. Шехтель, а также архитекторы советской школы А. Щусев, Д. Чечулин, В. Щуко широко использовали кованый металл при создании дворцов, особняков, домов и парков. Наиболее интересны по рисунку кованого металла выполненные в стиле московское барокко ограды второй половины XVIII в. (рис. 1.0.6). Мощные каменные столбы контрастируют с «легким и игривым» кованым узором (фото 1.0.2). Ярославские кузнецы, используя растительные мотивы, отковали ворота и ограду двора бывших палат боярина Волкова (фото 1.0.3), что в Большом Харитоньевском переулке, дом 21, но здесь рисунок уже полностью симметричен и составлен из сердцевидных изгибов стеблей – «червонок» (излюбленный мотив русского декоративного искусства XVIII–XIX вв.). Места переплетения закрываются красивыми штампованными розетками.

Рис. 1.0.6. Ограды храмов, выполненные в стиле московское барокко. XVIII в.

С XIX в. художники и архитекторы при проектировании оград начинают широко использовать промышленный сортовой прокат, в результате чего общий рисунок оград становится более строгим, преобладают прямые линии, навершия оформляются в виде шаров или пик. К этому периоду относятся выполненные в стиле московского классицизма ограды здания Московского Английского клуба (ныне Государственный центральный музей современной истории России) и старого здания Библиотеки им. В. И. Ленина (дом Пашкова). Изумительно смотрятся ажурные кованые решетки на фоне бывших дворцовых построек подмосковных усадеб Кусково, Кузьминки, Архангельское. Владея многочисленными кузнечно-слесарными мастерскими в городе Павлово-на-Оке, граф Шереметев трудом крепостных кузнецов украсил свою вотчину в Кускове шедеврами искусства. Оконная решетка грота (зодчий Ф. Аргунов) напоминает по рисунку растительность подводного царства (фото 1.0.4). Интересно отметить, что кузнецом в Кускове работал Иван Горбун – отец знаменитой актрисы Прасковьи Ивановны Ковалевой-Жемчуговой.

В Москве наибольшее число оград и решеток конца XIX – начала XX в. выполнено в стиле модерн. Асимметричные извивы кованых стеблей создают какой-то текучий орнамент из сливающихся, переплетающихся и перепутывающихся диковинных растений. Рисунок с решеток зачастую переходит на стену дома уже в камне или гипсе, разливается по всему фасаду и заканчивается мощными волнами на карнизе или в рисунке парапета крыши. В этом стиле выполнены решетки особняка в Кропоткинском переулке и гостиницы «Метрополь» (рис. 1.0.7 а, б) и козырек гостиницы «Националь» (фото 1.0.5), большое число домов по улице Тверской-Ямской.

Рис. 1.0.7. Московские ограды в стиле модерн: а – особняк в Кропоткинском пер.; б – гостиница «Метрополь».

К этому классу относятся и балконная решетка дома 20 по улице Пречистенке (фото 1.0.6), и уникальная ограда особняка на Тверском бульваре, дом 25 (фото 1.0.7), ограды и балконные решетки Дома-музея М. Горького на Спиридоновке (фото 1.0.8). Подлинной кузнечной «симфонией» можно назвать кованый зонт над входом в бывшую аптеку № 1 на улице Никольской (фото 1.0.9). Зонт собран из сложных кузнечных изделий: сверху, словно свечки, выстроились витые шишечки с листочками и завитками, боковая и лицевая стенки зонта состоят из ромбовидной сетки с перехватами в узлах и гирляндой по нижнему краю. По углам свешиваются стилизованные бутончики, а по кронштейнам затейливо извиваются акантовые листья со спиралями. В подъезде этого дома установлены уникальные светильники в виде деревьев (фото 1.0.10).

Зонтик, раскрывшийся над входом в здание Российского гуманитарного университета на Никольской улице, выполнен в псевдоготическом стиле. Рисунок кованых элементов как бы вычерчен при помощи циркуля и линейки: прорезные трилистники, четырехлопастные розетки, стрельчатые арки. Железное кружево зонта как бы сливается с каменной резьбой пилястров здания и, «захватывая» стрельчатые окна, возносится к парапету крыши и навершиям.

Выйдя на Красную площадь и подойдя к Лобному месту, можно увидеть кованую калитку с ажурным рисунком в стиле ренессанса. Центральная часть звена решетки заполнена спиралью с фантастическим животным, ноги и хвост которого свиваются с основой решетки.

Московские кузнецы были первыми мастерами, начавшими изготовлять часы. Из древней русской летописи мы узнаем о строительстве первых в Московской Руси башенных часов: «…а наречется сей часник часомерье», и далее: «В лето 6912 (1404 г.)… князь Василий замыслил часник и поставил его на своем дворе». Смастерил часы ученый сербский монах Лазарь с мыса Афона, и были они установлены на одной из башен белокаменного Кремля. Башенные часы с боем и колокольной музыкой получили особенно широкое распространение в XVI и XVII вв. (рис. 1.0.8). Они ставились в больших монастырях, в городах. В конце XVI в. в Московском Кремле были установлены часы на трех башнях: Спасской, Тайницкой и Троицкой, а в начале XVII в. – на Никольской. В первой половине XVII в. в Москве под руководством английского механика Галовея велись работы по устройству новых больших часов на Спасской башне Кремля. Эти часы с движущимся циферблатом и со сложным устройством для колокольной музыки (куранты) получили большую известность. Чуть позднее мастер Оружейной палаты Петр Высоцкий установил башенные часы и в Коломенском над новыми каменными воротами. Эти часы имели сложный механизм для перемещения циферблата и молотковый привод на восемь «перечастных» колоколов.

Рис. 1.0.8. Первая московская часозвонница.

Следует отметить, что при создании часовых механизмов требовалась высокая точность в изготовлении большого количества сложных деталей и подгонке их друг к другу. Все детали механизма часов делали квалифицированные кузнецы. Вначале отковывали различные по размерам колеса и шестерни, валы и оси, из толстых кованых полос собирали раму. После этого отковывали большое число звеньев цепей, и начиналась кропотливая работа по сборке и отладке часов. Работы усложнялись тем, что размеры некоторых деталей доходили до 5 м и более, а масса их достигала десятков и сотен килограммов. И на таких колесах и шестернях необходимо было отковать строго определенное число зубьев с высокой точностью «по шагу». Таким образом, техника часового дела уже с XV в. потребовала теоретических знаний в области математики и астрономии, без которых нельзя было ни строить часы, ни регулировать их ход.

В конце XVIII – начале XIX вв. для Москвы был характерен не только рост крупных «металлических» предприятий, требовавших большого количества железа, чугуна, стали для производства различных изделий и конструкций, проволоки, гвоздей, рельс и т. д., но и рост числа кузниц. Городские кузницы делились на общественные и домовые. Общественные должны были пристраиваться одна к другой, образуя Кузнечный ряд. Домовые кузницы обычно размещались на отдельных участках и были деревянными, каменными или комбинированными, одноэтажными или двухэтажными. На первом этаже размещались сами кузницы, на втором – жилые помещения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

diy.wikireading.ru

Школа кузнечного искусства. 1 урок. Устройство и оборудование кузницы

Это было в 1953 году. Мой отчим был направлен райкомом в отстающий колхоз — поднимать тамошнее хозяйство, и всей семьей мы переехали жить в одну из деревень. Около дома, где мы поселились, находилась колхозная кузница. Однажды я из любопытства зашел посмотреть, что это такое, и был потрясен увиденным. Снаружи кузница напоминала кучу тлеющих бревен. До сих пор помню это черное от копоти и пыли сооружение с земляным полом, маленьким тусклым окошком и большими деревянными воротами. Дым застилал все помещение, только лучи света пробивались сквозь щели в стенах и крыше. В дальнем углу возвышалось огромное сооружение из кирпича и металла, внутри которого горел большой костер с ярким огнем и едким дымом. На полу валялись куски железа, старые подковы, кувалды и какие-то непонятные приспособления. В центре, на большом покосившемся пне, стояла громадная наковальня, вся побитая молотками и зубилами, у стены, на пеньке поменьше, были приделаны кузнечные тиски, а на скамейке у оконца сидели три чумазых мужика неопределенного возраста... С тех пор я частенько заходил в эту кузницу, настолько сильно заворожила меня магия огня и раскаленного железа.

Интерес к посещению кузниц сохранялся у меня в течение долгих лет: общался с кузнецами, наблюдал за их работой.

В 1967 году я попробовал сделать свой первый горн и начал ковать примитивные железки. На первых порах было очень трудно: ведь никакой литературы по технологии ручной ковки не было. Много времени я проводил в библиотеках, просто ходил по городу, изучая прекрасные образцы художественной ковки Петербурга и пригородов, ездил в другие города Беларуси, Украины и Прибалтики, скупал в магазинах всю литературу по металлообработке. За многие годы у меня собралась приличная библиотека по искусству и различным ремеслам, значительную долю в ней занимает литература по кузнечному искусству. Последние тринадцать лет я полностью посвятил освоению этой тяжелой, но очень интересной профессии. За это время удалось построить собственную, хорошо оборудованную мастерскую, я сделал огромное количество проектов и работ в материале, участвовал во многих российских и международных фестивалях, симпозиумах, встречах и выставках. В родном городе Гатчине и в Санкт-Петербурге прошли три персональные выставки. Имея столь большой опыт, я хочу поделиться им.

Мне хочется, чтобы мои статьи носили не только учебный характер по конкретным технологическим приемам, но и стимулировали творческое начало в работе.

На примерах лучших образцов мирового кузнечного искусства хотелось бы развить у читателей интерес к поиску новых нестандартных художественных и технических решений. На мой взгляд, в последнее время наблюдается серьезная деградация вкусов, и многие талантливые кузнецы в погоне за большими деньгами скатились сегодня к элементарной халтуре в стиле «а-ля ковка». Хочу обратить на эту проблему внимание не только кузнецов, но и потребителей, и, в первую очередь, состоятельной части общества, наших потенциальных клиентов: обычно за мнимой дешевизной скрывается очень низкий художественный и исполнительский уровень изделий...

Что такое кузница?

Итак, начинаем первый урок, который посвящен непосредственно кузнице, ее устройству и оборудованию. Что же такое кузница? В двух словах, это помещение, оборудованное для выполнения кузнечных работ. А если подойти к этому вопросу творчески, то кузница для кузнеца, увлеченного своим делом, не просто помещение, — это его дом, его храм, в котором происходят всевозможные чудеса. В кузнице мастер проводит практически все свое время. Здесь он работает, отдыхает, творит, мыслит. Рассказывали, что мой дед во время работы сочинял стихи, а мой хороший друг, кузнец из Гданьска Анджей Дайковский, во время работы вместе с помощниками поет арии из опер. Много всевозможных событий могут происходить с человеком в кузнице.

Бесспорно, устроить ее проще тем, кто живет в сельской местности, имеет небольшой приусадебный участок или дачу. В городе это сделать достаточно сложно, за исключением тех случаев, когда мастер работает на заводе и как-то связан с заводской кузницей, где есть необходимое оборудование. Кстати, сразу оговорюсь: если кто-то осваивает ремесло с целью разбогатеть — бросьте эту затею. Ни в России, ни в других странах я не знаю ни одного хорошего кузнеца, который заработал бы большие деньги.

Работа в кузнице постоянно требует помощи одного или двух помощников, поэтому постарайтесь сразу найти себе друзей-единомышленников.

Правда, я уже много лет работаю один, проявляя чудеса изобретательности: вместо молотобойца у меня — пневматический молот, в качестве подручных — различные приспособления.

Тем, кто хочет постичь все тонкости кузнечного искусства (подчеркиваю, именно искусства, а не ремесла) — и начинающим кузнецам, и тем, кто давно уже работает, я советую немедленно начинать заниматься изобразительным искусством. Молодым рекомендую художественную школу, изостудию, кружок рисования, те, кто старше и опытнее, могут брать уроки у профессиональных художников. Идеальным вариантом будет получение специального художественного образования. Необходимо изучить технику и законы рисунка, живописи и композиции. Без этих знаний невозможно стать настоящим специалистом в художественной ковке. Однако быть грамотным ремесленником тоже неплохо — сегодня ощущается острая нехватка профессиональных мастеров.

Алтарь в храме

Для организации кузницы необходимо подобрать или построить помещение. Размеры его могут варьироваться, но сама конструкция и строительные материалы должны полностью отвечать всем нормам и правилам пожарной безопасности. Это очень серьезно! Поставить кузницу можно и на открытом воздухе, устроив небольшой навес около сарая или гаража. Моя первая кузница была под открытым небом в конце огорода, скажу, что это доставляло массу неудобств в дождливую и холодную погоду.

Организовать рабочее место и установить оборудование каждый может по своему усмотрению, для этого нет каких-то жестких правил. В дальнейшем я приведу в качестве примера несколько вариантов планировки.

Теперь перейдем к оборудованию кузницы. Если кузница — храм, то алтарь в этом храме — кузнечный горн. Именно в горне происходит таинство превращения стали в мягкий и податливый материал. Принцип работы классического кузнечного горна необычайно прост. На рабочей поверхности горна горит небольшая кучка угля — сюда помещаются стальные заготовки, которые нагреваются до температуры, необходимой для ковки. В настоящее время существует огромное количество конструкций горнов. В основном, они различаются по типу топлива. Существуют горны на твердом топливе — это каменный и древесный уголь, кокс, в крайнем случае можно использовать и простые дрова. Я предпочитаю кокс, хотя по стоимости он дороже простого бурого угля или антрацита. Зато по количеству его требуется примерно в пять раз меньше, при горении кокс дает более высокую температуру, нет копоти и меньше шлака.

Лучше всего использовать мелкий кокс («коксик») — крупный литейный кокс приходится колоть, на это уходит много времени.

Существуют печи на жидком и газовом топливе, но они, в основном, применяются на больших производствах. Правда, в настоящее время английская фирма EFM наладила производство небольших стационарных и портативных кузнечных горнов, работающих на сжиженном пропане. Этот горн очень похож на классический угольный, только вместо угля используются небольшие кусочки специальной керамики, которые разогреваются газовой горелкой. Существенный недостаток такого горна — его высокая стоимость (примерно 2000 английских фунтов) и большой расход газа.

Рисунок 1. Конструкция простого угольного горна

Рассмотрим подробнее конструкцию простого угольного горна (рис. 1). Такой горн можно сделать самому или заказать на производстве. Основой стационарного горна является стол, верхняя крышка служит для размещения очага и нагреваемых заготовок. Высота стола определяется ростом кузнеца и может быть равной 700-800 мм. Размер горизонтальной поверхности, в принципе, может быть любым, но обычно он равен 800×800 мм или 1000×1500 мм. В центре стола расположено горновое гнездо, которое состоит из фурмы и колосниковой решетки — через них подается воздух для горения угля. Традиционно крышку стола выкладывали огнеупорным кирпичом на глине, но это усложняет и утяжеляет всю конструкцию. Я уже много лет использую цельнометаллический горн с крышкой из стального листа толщиной 4 мм, в центре которой размещена чугунная колосниковая решётка. Колосниковую решетку можно сделать из старой чугунной толстостенной сковороды диаметром 200-300 мм, достаточно насверлить отверстия диаметром 8-10 мм в дне, и плотно вставить её в фурму.

Основным механизмом в горне является вентилятор, который создаёт дутьё воздуха для горения угля. В старые времена, когда не было электричества, для этой цели применялись кожаные мехи различных конструкций. Кожаные мехи особенно удобны, если использовать в качестве топлива древесный уголь, который горит очень медленно без дутья. Для того чтобы повысить температуру горения, достаточно лишь несколько раз качнуть мехи. Сегодня используются вентиляторы типа улитка с крыльчаткой «беличье колесо». Такой вентилятор даёт очень мощный напор воздуха. В одной из кузниц я видел горн, где в качестве вентилятора использовалась воздуходувка от ручной сирены. Достаточно покрутить ручку, похожую на ручку мясорубки, и за счёт редуктора достигаются большие обороты крыльчатки. Сам я использовал воздуходувку от трактора «Кировец», которая имеет небольшие габариты, хорошую улитку из алюминиевого сплава и работает практически без шума. Подобрал подходящий электромотор, знакомый электрик собрал регулятор напряжения, при помощи которого можно регулировать обороты вентилятора, т.е. можно увеличивать дутьё до максимума или уменьшать до такой степени, чтобы уголь чуть теплился. Горн этой конструкции я использую уже много лет, и он устраивает меня по всем показателям. Если кого-то интересуют другие конструкции горнов, можно найти исчерпывающую информацию в книгах А.Г. Навроцкого «Кузнечное ремесло» (М.: «Машиностроение», 1988) и «Художественная ковка» (М.: «Высшая школа», 1995).

Правая рука кузнеца

Теперь поговорим о наковальне. Её можно назвать королевой в инструментальном королевстве кузницы — она занимает почетное место в центре неподалёку от горна на массивном дубовом или березовом чурбаке и является основным инструментом кузнеца. Наковальни бывают трёх типов: безрогая, однорогая и двурогая, масса нормальной рабочей наковальни от 100 до 250 кг.

Современные наковальни изготавливаются из инструментальной стали методом литья. Самая удобная в работе — двурогая наковальня. Верхняя горизонтальная площадка называется лицом, на ней выполняются все основные кузнечные операции. Поверхность лица должна быть хорошо отшлифована и содержаться в идеальном состоянии: без вмятин, выбоин и зарубок. Никогда не стучите впустую по лицу наковальни молотком, не рубите на нем металл зубилом. С правой стороны наковальни расположен конический рог, предназначенный для гибки полос и прутков, раскатки и сварки колец. На некоторых наковальнях между рогом и лицом имеется промежуточная незакаленная прямоугольная площадка, предназначенная для рубки заготовок. С левой стороны находится хвост, который представляет собой прямоугольную пирамиду и предназначен для гибки и правки прямоугольных замкнутых заготовок. В хвосте наковальни имеется квадратное отверстие размером 30×30 мм или 35×35 мм, предназначенное для установки подкладного инструмента, гибочных вилок и других приспособлений. На лице около конического рога расположено круглое отверстие диаметром 12-16 мм, которое используется для гибки круглых прутков. В нижней части наковальни имеются четыре лапы, за которые она крепится скобами к чурбаку или металлической подставке.

Иногда между двух лап на боковой плоскости существует массивный выступ с горизонтальной площадкой, который применяется для осадки прутков. Устанавливается наковальня на массивный деревянный чурбак (стул) из дуба или березы диаметром 500-600 мм. Основание стула закапывают на глубину не менее 0,5 м, а землю вокруг хорошо утрамбовывают. Стул должен стоять строго вертикально и не вибрировать во время работы. Но установка наковальни на деревянном стуле имеет некоторые недостатки. Во-первых, слишком большая площадь основания стула мешает вплотную подойти к наковальне, во-вторых, крепёжные скобы периодически разбалтываются, в-третьих, установленная на деревянном стуле наковальня издаёт слишком высокий звук при ударе по ней молотком. Я работаю на большой самодельной наковальне весом 150 кг. Расскажу о ней подробнее. Сначала был сделан металлический ящик без крышки из листа толщиной 4 мм, при этом внутренний горизонтальный размер ящика точно соответствовал размеру основания наковальни. Я заполнил ящик песком и хорошо утрамбовал его, сверху положил металлический лист такой же толщины, который по размеру точно входил в ящик. На листе была установлена наковальня, плотно прижатая специальными хомутами. На боковых поверхностях ящика я закрепил несколько скоб, в которые можно вставлять различные приспособления, необходимые во время работы. Так отпала необходимость в дополнительном столе для подручного инструмента. Получилось массивное сооружение, плотно стоящее на полу. Для большей надёжности я прикрепил ящик анкерами к бетонному полу.

Для мелких работ применяются специальные наковальни — шпераки, которые изготавливаются методом ковки из углеродистых сталей с последующей закалкой рабочих поверхностей. Хочу заметить, что в настоящее время приобрести хороший кузнечный инструмент — большая проблема: наша промышленность не выпускает ни наковальни, ни другой кузнечный инструмент. Я советую заняться его поиском в деревнях, на заводах, в железнодорожных мастерских.

Кузница, в которой вы будете работать и радоваться

К основному стационарному оборудованию кузницы относятся стуловые кузнечные тиски. Без них не обходится ни одна кузница.

В тисках осуществляется зажим заготовок и различных приспособлений, гибка, осадка, разрубка и множество других операций. Стуловые тиски бывают различных размеров. Крепятся они обычно на отдельном массивном бревне — стуле, хорошо закреплённом в полу кузницы, рядом с наковальней. Верхний уровень губок находится на той же высоте, что и лицо наковальни. Губки стуловых тисков отковываются из углеродистой стали 20, 25. Если вы не смогли приобрести стуловые тиски, то на первых порах можно обойтись обыкновенными. Подойдут большие слесарные или машинные тиски, однако ни те, ни другие не выдерживают сильных ударов, так как их корпусы отлиты из чугуна.

Рисунок 2. Планировка кузницы

В заключение первого урока приведу пример планировки небольшой кузницы (рис. 2), в устройство которой, кроме горна, наковальни и тисков, входит ещё много различного оборудования. Рядом с горном устанавливают ёмкости для угля, шлака, воды и масла, на стенах крепят стеллажи для ручного и подкладного инструмента. Кроме того, понадобится сделать слесарный верстак, стеллаж для металла, оборудовать место для сварочных работ, установить электроточило и всевозможные ящички и шкафчики для хранения ручного электроинструмента, различных приспособлений и лакокрасочных материалов... И получится хорошая кузница, в которой вы будете работать и радоваться.

Бог вам в помощь!

Владимир Марков,фото автора

ostmetal.info

Кузнечное дело в разные времена

Кузнечное дело – самое древнее ремесло, связанное с металлом. Впервые человек начал ковать металлы еще в каменном веке. Во многих музеях мира хранятся кузнечные инструменты тех далеких времен. Это небольшие круглые камни – молоты и овальные плоские массивные камни – наковальни. На рельефах древних египетских храмов можно видеть кузнецов, работающих каменными молотками. Но точного времени зарождения кузнечного мастерства на планете указать невозможно.

О том, как развивалось кузнечное дело в древней Руси, мы можем судить по данным археологических исследований. При раскопках древних поселений археологи находят предметы, изготовленные из металла. Это остатки разнообразных инструментов, приспособлений и оборудования, которые применялись в кузнечном производстве. Это доказывает то, что все изделия из черного металла, которые оставила нам древняя Русь, были созданы русскими кузнецами, владевшими очень сложной техникой производства. В древнерусском поселении кузница ставилась отдельно от места проживания. Одна кузница обслуживала население в радиусе 10 – 15 километров. Основным оборудованием кузницы были кузнечный горн и меха, а инструментами – наковальня, молот, клещи, зубило, бородки. При горне были лопатка для угля, кочерга и прыскалка – швабра из мочала для смачивания угля водой.

В XIII веке существовали узкие специальности, связанные с обработкой железа. Например, кузнец, делающий только серпы и косы – серповик-косник, топоры и секиры – секирник, рыболовные принадлежности – удник, оружие – оружейник, украшения – булавочник или колечник. В деревне основную и единственную группу ремесленников по обработке железа составляли кузнецы-универсалы, они изготовляли весь необходимый железный инвентарь. В большинстве деревенских кузниц работали два человека – мастер и подручный. Иногда в работе были заняты все члены семьи. Отец передавал сыну свое ремесло по наследству вместе с личным клеймом, которому сын добавлял «отпятныш» – дополнительную черту, обозначавшую, что клеймо принадлежит лично ему. По наследству передавались и производственные секреты ремесла.

Обычай брать на работу подмастерьев раньше всего возник в кузнечном ремесле. В Псковской Судной грамоте говорится, что уже в XIV– XV веках кузнецы начинают брать к себе на работу учеников.

Какие изделия изготавливали древнерусские кузнецы?

  • Сельскохозяйственные орудия.
  • Орудия промыслов.
  • Ремесленные инструменты.
  • Оружие.
  • Принадлежности костюма и украшения.
  • Конскую сбрую и снаряжение всадника.

Древние кузнецы ковали железо при очень высокой температуре – свыше 1000 градусов. Температуру определяли по цвету каленого металла. Применяли сварку железа и стали.

У всех народов мира кузнецы считались колдунами, чародеями. Смелое обращение кузнеца с огнем казались простому крестьянину загадочными и таинственными обрядами. Русские кузнецы считались знахарями и колдунами, способными «сковать счастье», приворожить любимого, определить судьбу. У славян было поверье, что кузнец может заключать браки подобно тому, как сваривает железо. Поэтому кузнецы считались покровителями браков. К ним часто обращались девушки с просьбой сковать колечко или венец. У древних славян языческого периода покровителем кузнечного дела считался бог Сварог. Он же почитался как покровитель семейных отношений и исцелитель. С приходом христианства святые Козьмы и Демьяна стали почитаться как покровители кузнецов, браков, семейного очага. 14 ноября в день Козьмы и Демьяна кузнецы никогда не работали.О том, насколько почетным было на Руси ремесло кузнеца, можно судить по количеству пословиц и поговорок о кузнецах. В русском фольклоре ни одному ремеслу не уделяется столько внимания.

  • Кузнец – всему делу венец.
  • Куй железо, пока горячо.
  • Умудряет Бог слепца, а черт – кузнеца.
  • Кому Бог ума не дал, тому кузнец не прикует.
  • Всяк своему счастью кузнец.

В окрестностях Изборска по сей день существует родник, который местные старожилы называют «кузнецким». Изборский краевед Николай Петрович Дроздов рассказал нам предание, связанное с этим источником. С самых давних времен изборские кузнецы считали «кузнецкий ключ» чудотворным. Они верили, что вода из ключа дает кузнецам силу, а их изделиям – прочность. Из «кузнецкого ключа» брали воду для закалки металла, сюда приносили готовые изделия и опускали в ключевую воду. Считалось, что после этого орудия труда и инструменты будут прочными, а боевое оружие не будет знать поражения.

Как же развивалось кузнечное дело в древнем Изборске?

По сведениям, предоставленным нам заместителем директора музея-заповедника «Изборск», археологом Еленой Владимировной Воронковой, при раскопках Изборского городища VII – IX веков были найдены каменные литейные формы, полуфабрикаты цветных металлов, железные шлаки, наковальня и многочисленные изделия из железа. Это подтверждает то, что в Древнем Изборске было развито кузнечное дело. В фондах Государственного историко-архитерктурного и природно-ландшафтного музея-заповедника «Изборск» большая коллекция железных изделий. Ученые считают, что значительная часть их изготовлена местными мастерами. Это:

  • Орудия сельского хозяйства и промыслов – сошники, мотыги, косы (в основном, горбуши), серпы, крючки, гарпуны, остроги.
  • Орудия ремесленников – молотки, топоры, зубила, сверла, долота, скобели, пила, гвоздильни; строительные элементы – гвозди, скобы, заклепки, костыли, крючки, дверные пробои и накладки.
  • Бытовые предметы – ножи, шилья, ножницы, иглы, светцы, кресала, ключи, замки.
  • Детали одежды – пряжки, поясные кольца, ледоходные шипы.
  • Предметы вооружения – наконечники стрел и копий, дротики, кольчуги, панцирные пластины.
  • Снаряжение всадника и коня – шпоры, стремена, удила, пряжки.

Кузнечное дело в Изборске развивалось за счет применения прогрессивных технологий и было направлено на постоянное увеличение продукции для рынка сбыта.

При раскопках более поздних слоев Изборского городища (второй половины X – начала IVX веков) не обнаружено остатков построек, которые можно было бы считать кузницами, нет среди находок и кузнечных инструментов. Были найдены небольшой железный молоток десятого – одиннадцатого века, несколько бородков, две гвоздильни. Эти находки ученые относят к XII – XIV векам. Они не позволяют сделать какие-либо серьезные выводы. Ученые-археологи предполагают, что в XI – XII веках кузнечное производство тоже было вынесено за пределы городища.

В XIV веке Изборское поселение переносится на Жеравью гору. Крупные археологические исследования территории крепости на Жеравьей горе до настоящего времени не проводились. Но работы, проведенные в 2001 – 2002 годах позволили обнаружить в районе северной стены крепости остатки печи, предположительно производственной, с мощным слоем обожженной глины, большим количеством остатков железоделательного производства. Специалисты не могут пока сказать, сколько кузниц было в средневековом Изборске. Но совершенно очевидно, что кузнечное ремесло было жизненно необходимо древнему городу-воину.

О развитии кузнечного ремесла в Изборске в конце IXX – начале XX века удалось собрать интереснейшие материалы со слов местных жителей. Эту работу проводила старший научный сотрудник Изборского музея-заповедника Татьяна Владимировна Румянцева.

По воспоминаниям изборян, кузнецы изготовляли предметы быта (гвозди, болты, ножи, светцы, ухваты, кочерги), орудия сельского хозяйства (серпы, плуги, бороны), ковали лошадей (подковы ковали тоже сами), делал перетяжку колес, оковку телег, саней, различные инструменты, паяли и лудили домашнюю утварь и посуду. На окнах многих жилых домов и хозяйственных построек ставились кованные решетки, изготовленные местными кузнецами. Специализации у кузнецов не было – каждый мастер мог выполнять любую работу. Но между мастерами существовала конкуренция – можно было обратиться к дорогому мастеру и воспользоваться качественными услугами, а можно было заплатить поменьше, но и изделие было качеством похуже. В довоенное время плоский металл для обтяжки колес и тормозов заказывали в магазине Костенко (сейчас это ул. Псковская, д. 20). Для изготовления инструментов и утвари металл перековывали.

Кузнец, в основном, работал один, иногда ему помогали сыновья-подростки, но чаще помощником был сам заказчик: мастер показывал операцию, например, нарезка болтов, и заказчик уже сам продолжал работу. По звуку, доносившемуся из кузниц, можно было определить, какой именно мастер работает, так как у каждого кузнеца был свой стиль. Кузнецы свои секреты не раскрывали, старались товар лицом показать. Как и в древности, к кузнецу приходили за советом, он со многими людьми общался, считался человеком опытным.

По воспоминаниям изборян, самая древняя кузница стояла на реке Смолке, рядом с Футовой мельницей. Мельник был и кузнецом – пока происходил помол, он выполнял заказы по ковке. Имя хозяина неизвестно, но славился он тем, что делал хорошие замки, запоры. Мельница же была небольшая, маломощная, ток воды был сделан под колесо.

В 1950 - 1960-е годы у каменотесов Изборска были свои горны-кузницы для заточки инструментов (шпунтов). Такие кузницы представляли собой деревянный навес на четырех деревянных столбах. Под навесом находился горн с колесом, которое надо было крутить для нагнетания воздуха.

В довоенное и послевоенное время в Изборске работало несколько кузнецов. Нам удалось собрать сведения почти обо всех изборских кузнецах этого периода.

www.microarticles.ru

Художественная обработка металла - Декоративно - прикладное искусство - Статьи о искусстве - Каталог статей

.

Художественная обработка металла

Основные технологические операции по обработке металла

Литье    Золото,  серебро, бронза обладают высокой плавкостью и легко разливаются в формы. Отливки хорошо повторяют модель. Перед литьем мастер изготовляет модель из воска. Те части предмета, которые должны быть особенно прочными, например, ручки сосудов, рукоятки или защелки, а также орнаменты и фигуры, отливаются в формах из песка. Для сложных предметов требуется изготовление нескольких моделей, поскольку разные части отливаются раздельно, а затем соединяются посредством спайки или привинчивания. Для повторяющейся орнаментики достаточно было одной формы, которая несколько раз последовательно продавливалась в песке, наилучшие отливки получались по медным моделям, ибо после канфаривания они выглядели как произведения, вышедшие из рук чеканщика. Изобретением XIX века стали гальванопластические отливки.    Литье — один из самых древних способов обработки металлов. Археологические раскопки в Египте и Вавилоне подтверждают, что уже за 5 тысяч лет до нашей эры люди умели отливать металл.    В области производства художественных изделий сейчас применяют следующие виды литья, которые различаются по следующим признакам.    По металлу отливок: литье чугуна, литье медных сплавов, литье благородных сплавов.    По материалу и конструкции форм: литье во временные формы — земляные и оболочковые, литье в постоянные металлические формы.    По характеру моделей: с потерей модели — восковое литье, точное литье, по постоянной модели — земляное литье.    По способу заливки форм металлом: обычное литье, центробежное литье, литье под давлением.

Художественная ковка   Ковка — один из древнейших способов обработки металлов. Она осуществляется ударами молотка по заготовке. Под его ударами заготовка деформируется и принимает желаемую форму, но такая деформация без разрывов и трещин свойственна в основном только драгоценным металлам, которые обладают достаточной пластичностью, вязкостью, тягучестью. Совокупность этих свойств называется ковкостью. Холодной ковке поддаются золото, серебро, медь. Этот прием широко применялся в Древней Руси златокузнецами, выковывавшими из слитков чаши, ковши и другие изделия. При холодной ковке металл под действием ударов, изменяя свою форму, быстро теряет пластичность, уплотняется, приобретает «наклеп» и для дальнейшей обработки требует отжига. Поэтому процесс холодной ковки состоит из двух чередующихся операций: деформации металла и отжига (рекристаллизации). В современных условиях холодная ковка в области художественной обработки металла встречается редко, в основном в ювелирном производстве.   Дифовка — древний прием холодной обработки листового металла, производимый непосредственными ударами молота, под которыми он тянется, изгибается, садится и в результате приобретает необходимую форму. От ковки дифовка отличается тем, что она выполняется из листового металла не толще 2 мм.    Виртуозным искусством стала дифовка в руках величайших античных скульпторов, таких как Фидий, который одевал в золотые одежды статуи Афины и Геры, дифуя их из тонких золотых листов. Древнерусские златокузнецы «выколачивали» из листового золота и серебра чаши и кубки, ковши, украшенные чеканкой, гравировкой и драгоценными камнями.       Чеканка — это очень своеобразная, наиболее артистическая и одновременно трудоемкая техника производства. Драгоценные металлы поддаются прокатке в тонкий лист, затем форма предмета приобретает свои очертания в холодном состоянии с помощью разгонных молотков. Часто художественное изделие обрабатывается на основе (свинцовой или смоляной подушке), которая избирается в зависимости от степени ковкости металла. Короткими и частыми ударами молотка при постоянном прижиме и вращении металл выстукивается до тех пор, пока не получится желаемая форма. Затем переходят к чеканке (выбивке декора). Декор выбивается с помощью чеканов (стальных стержней определенного профиля). Изделия, откованные из цельного куска заготовки, представляют собой наивысшие художественные произведения. Легче работать с двумя или более кусками заготовки, которые затем припаивают друг к другу.  Технического совершенства и пластического эффекта в высоком чеканном рельефе (особенно при наличии фигур) в средние века достигали французские и немецкие златокузнецы, в IV веке — итальянские, в конце XVI века - немецкие мастера. Тем самым уже тогда были достигнуты границы возможного для этой техники. Позднее подобный декор отливался и припаивался. Еще в древности применялась чеканка по твердой модели, в особенности для выделки фигур. Золотой или серебряный лист разгонялся по бронзовой или железной модели и затем снимался с нее.Высокого совершенства чеканка достигла в домонгольской Руси, а своего расцвета — в древнерусском искусстве IV-XVII веков. Дальнейшее развитие она получила в XVIII и XIX веках. Например, сохранились чеканные изделия новгородских чеканщиков XI-XII веков культового характера (оклады икон и др.), в которых своеобразно сочетаются черты русского и византийского искусства. Это не только орнаментальные композиции, выполненные чеканкой из листа, но и чеканные литые фигуры. К этому времени относятся образцы чеканного искусства Влади-миро-Суздальской Руси. К 1412 году относится работа мастера Лукиана (складень), изготовленная чеканкой с чернью, а также работы тверских ювелиров, выполненные чеканкой по серебряному литью. Чеканка по высокому рельефу производилась мастерами-греками в Москве, а чеканные ковши и чаши — в Новгороде. Особенно пышного расцвета достигла чеканка в XVI веке, в Ярославле она сочеталась с резьбой и гравировкой, в Нижнем Новгороде обогащалась литыми скульптурными деталями. Новгородские чеканщики стали применять чеканку с конфаренным фоном. Расцвет чеканного искусства продолжался и в XVII веке. Появились новые приемы и художественные особенности: со второй половины XVII века и с начала XVIII века вНовгороде чеканщики применяют прорезной орнамент, в Костроме развивается плоская измельченная чеканка, чередующаяся с литьем и резьбой, в Ярославле чеканка достигает особой пышности, расцвечивается цветной эмалью.    Художественная чеканка делится на два самостоятельных вида работ, имеющих качественные различия в технологиях производства.1. Чеканка из листа.2. Чеканка по литью или оброну.    В первом случае из листовой заготовки средствами чеканки создают новое художественное произведение, во втором — только выявляют и завершают художественную форму, ранее уже отлитую в металле (или вырезанную из металла техникой оброна).    Чеканка литья или оброна применяется в тех случаях, когда необходимо получить особенно четкую и ясную чеканную форму. Чеканят в основном отливки, полученные при литье в земляные формы. Современные новые виды литья (кокильное, точное) чеканки не требуют, так как отливки получаются весьма четкие. При чеканке приходится исправлять брак литья: раковины, неслитины, а также наросты, облои и другие дефекты, которые получаются от перекоса опок либо от осыпания земляной формы, или на месте выбоин металла, от удара и размыва струи металла. В этих случаях на отливках имеются заметные выступы.    Басма (тиснение) является своеобразным развитием и усовершенствованием чеканки. Вместо многократных ударов чеканом, необходимых для лепки сложной формы, используются басменные доски-матрицы.    Преимущество тиснения по сравнению с чеканкой — быстрота выпуска изделий, а также значительная экономия драгоценного металла, так как басма по сравнению с чеканкой осуществляется на материале значительно меньшей толщины.В древнерусском искусстве техника тиснения зародилась еще в домонгольский период (X-XI вв.) и применялась для производства рельефных заготовок под чернь и эмаль. Басма получает  развитие начиная с XV века, но наивысшего расцвета она достигла в XVI и XVII веках. Для тиснения басмы прежде всего изготавливается басменная доска (матрица). Она представляет собой невысокий монолитный металлический рельеф с мягкими плавными линиями без острых углов и резких выступов, которые прорывают тонкий металл при тиснении. Общая высота рельефа на древних басмах не превышает 1-2 мм, но к XVII веку (особенно в конце его) она иногда достигает 5-6 мм (на больших басмах). Процесс тиснения заключается в следующем: на матрицу кладется тонкий лист металла, толщина которого не превышает 0,2-0,3 мм, предварительно отожженный и отбеленный. Затем сверху накладывается прокладка из свинца. По этой свинцовой подушке наносят удары деревянным молотком. Под действием силы свинец вдавливается во все углубления матрицы, точно повторяя весь ее рельеф. Такие же деформации претерпевает и металлический лист, зажатый между матрицей и свинцовой прокладкой. После тиснения свинец удаляют и с матрицы снимают басму — тонкий рельеф, очень точно воспроизводящий все детали матрицы, включая и фактуру. Басма несколько отличается от матрицы четкостью рисунка. На басме он получается более мягким, как бы слегка сглаженным. Эта разница обусловлена толщиной листа, применяемого для тиснения. Чем толще лист металла, тем расхождение больше.    В древнерусском искусстве басмы применялись для оковки различных изделий, как культовых, так и светских: иконостасов, рам и фона икон, переплетов книг, сундуков, ларцов. Басмы выполняли с портретными изображениями или с орнаментальными. Особенно часто применялись басмы с повторяющимся орнаментом. Для получения такого орнамента на матрице выполнялся только один раппорт, а затем в процессе изготовления басмы после каждого тиснения заготовка передвигалась на величину раппорта и вновь оттискивалась, такие стыки хорошо видны на готовой басме. По наличию стыков легко отличить тиснение от чеканки.    Металлопластика    Металлопластика — один из древних видов художественной обработки металлов. Этот прием применялся художниками Средневековья, но особое распространение получил в конце XIX — начале XX века, когда изделия, выполненные в этой технике, вошли в моду. В России на Всероссийской кустарной выставке в Санкт-Петербурге в 1913 году экспонировались разнообразные металлопластические произведения: ковши, ларцы, рамы. Благодаря простоте и доступности приемов она была включена в учебную программу советской школы в 20-е годы. Однако затем эта техника была забыта, и лишь в последнее время интерес к ней опять повысился.    Художественные произведения, выполненные в этой технике, напоминают по виду чеканку из листа, а по существу они значительно отличаются, прежде всего толщиной листового металла.    Для чеканки идут листы толщиной от 0,5 мм и больше, а для металлопластики применяется фольга до 0,5 мм. Однако главное отличие металлопластики — в самом технологическом процессе и наборе инструментов. В чеканке форма образуется за счет ударов молотком по чекану, а в металлопластике форма лепится путем плавных деформаций, осуществляемых специальными инструментами, напоминающими собой скульптурные стеки.    Гравирование    Гравирование — один из видов древнейшей художественной обработки металла. Его сущность — нанесение линейного рисунка или рельефа на материал при помощи резца. В технологии художественного граверного мастерства можно различать:    — плоскостное гравирование (двух мерное), при котором обрабатываетсятолько поверхность;    — обронное гравирование   (трехмерное ).    Прием плоскостного гравирования широко распространен в художественной обработке металлов. Его назначение — декорирование поверхности изделия путем нанесения контурного рисунка или узора, сложных портретных, многофигурных или ландшафтных тоновых композиций, а также исполнение различных надписей и шрифтовых работ. Гравированием украшают как плоские, так и объемные изделия.    Возможности плоскостного гравирования очень широки: рисунки, графические работы, выполненные резцом на металле, еще более тонкие и совершенные, чем рисунки, сделанные карандашом или пером.    К плоскостной гравировке, называемой также гравировкой по глянцу или гравировкой для вида, относится и гравировка под чернь, которая в технологическом отношении отличается от обычной только тем, что выполняется несколько глубже, а затем выбранный рисунок заполняется чернью.    В конце XVIII века для гравировки стали применять машины, покрывая всю поверхность предмета равномерными линиями, правильными кругами и дугами. Эта техника — гильоширование — была в начале XIX века перенесена из токарной обработки дерева и полностью вытеснила кустарное художественное гравирование. Ее использовали для гравирования футляров часов, табакерок и т.п.    Обронное гравирование — способ, при котором создается рельеф или даже объемная скульптура из металла. В об-ронном гравировании выделяют два варианта: выпуклое (позитивное) гравирование, когда рисунок рельефа выше фона (фон углублен, снят), углубленное (негативное) гравирование, когда рисунок или рельеф режется внутрь.

Травление Это еще одна техника, родственная графике. Как и в офорте, предмет покрывался смолой или воском, а затем на нем процарапывался декор. При погружении изделия в кислоту или щелочь процарапанные места протравливались, а поверхность вокруг них, часто поврежденная вмешательством инструмента, тускнела. Так возникал очень неглубокий и мягко проступающий рельеф. Техника эта использовалась и в более ранние времена для надписей на кубках, но достигла своего расцвета в XVI веке.

Техника украшения.

Филигрань — своеобразный вид художественной обработки металла, занимающий с глубокой древности важное место в ювелирном деле.    Термин «филигрань» более древний, он произошел от двух латинских слов: «филюм» — нить и «гранум» — зерно. Термин «скань» русского происхождения. Он берет свое начало от древнеславянского глагола «съкати» — ссучивать, свивать. Оба термина отражают технологическую сущность этого искусства. Термин «филигрань» сочетает в себе названия двух основных первичных элементов, из которых производят характерную для сканного производства, а именно то, что проволока применяется в этом виде искусства ссученной, свитой в шнуры.  Чем тоньше проволока и чем туже, круче она ссучена, тем красивее изделие, особенно если этот узор дополняет зернь (мельчайшие шарики). Наиболее древние памятники относятся ко второму тысячелетию до н.э., найдены в странах Малой Азии, Египте. Для наиболее древних произведений филигранного искусства характерно преобладание зерни, а гладкая и витая проволока встречается редко.    Изделия, декорированные зернью, характерны и для скифского искусства.Зернь здесь остается типичным мотивом и для сканных изделий X и XI веков. Такие изделия иногда почти сплошь покрывались мелкой зернью, и на небольшом предмете насчитывалось до шести тысяч зерен диаметром не более 0,5 мм.    С XII века в филиграни начинает преобладать проволочный узор, а зерно приобретает второстепенное значение. Орнамент строится из ссученной проволоки в виде спиральных завитков. Все эти работы продолжают сохранять напайный, или фоновый, характер, то есть узор напаивается на листовой металл.    В XIII веке разнообразие сканных узоров возрастает. Появляется ажурная и многоплановая филигрань.    Татаро-монгольское иго надолго затормозило развитие русской культуры, были утрачены многие приемы филиграни, в частности способ пайки мельчайшей золотой зерни, который лишь недавно вновь был открыт профессором Ф.Я.Мишуковым, установившим, что древние мастера применяли в качестве припоя ртуть. Она растворяла в себе золото, образуя амальгаму, а затем при нагревании ртуть улетучивалась, и шарики прочно соединялись с фоном.    XV и XVI века характеризуются новым расцветом сканного искусства на Руси. История сохранила нам имена сканщика-ювелира Амвросия (XVв.) и Ивана Фомина.    В XI и особенно в XII веках скань становится полихромией. В композицию включаются многие неметаллические материалы (эмаль, стекло, драгоценные камни).    До XVII века производство филигранных изделий сосредоточивалось в царских, княжеских и монастырских мастерских. В XVII веках появляются самостоятельные ремесленники, начинается выработка изделий, рассчитанных на более широкий круг потребителей. Появляется разделение труда.    В XVIII столетии наряду с уникальными ажурными изделиями, часто с применением хрусталя и перламутра, получают распространение бытовые предметы: туалетные принадлежности, коробочки, вазочки. Как декоративный мотив вновь появляется зернь.    В конце XIX и начале XX веков филигранные изделия выпускаются уже крупными фабриками (Овчинникова М. П., Хлебникова И. П., Сазикова И.П.) в больших сериях и разнообразном ассортименте — это главным образом церковная утварь, дорогая посуда, туалетные приборы. Технологические приемы в этот период достигают большого совершенства и профессионального исполнения, отличаются особой точностью и тонкостью.    Особенно характерен для этого времени расцвет рельефно-ажурной филиграни, применяемой для изготовления окладов на иконы, где из скани выполнялись одежда святых, элементы пейзажа: облака, деревья, скалы. К этому же периоду относится возрождение ажурной филиграни с эмалью, так называемой "оконной" эмали.    На современном производстве филигранные изделия изготавливаются от начала до конца вручную или при помощи несложных приспособлений: в этом специфика данной техники.    Различают большое разнообразие видов и разновидностей филиграни, которые классифицируются следующим образом. Напайная филигрань, когда узор из проволоки, а также зернь напаивают непосредственно на листовой металл. Напайная филигрань имеет следующие разновидности:    — фоновая, или глухая филигрань, простейший узор напаивают на листовой металл,  иногда дополнительно канфарят фон;    — просечная, или выпильная филигрань, при которой после пайки узора фон удаляют выпиловкой;    — рельефная филигрань по чеканке — сканный узор напаивают на заранее подготовленный чеканкой рельеф;    — напайная филигрань с эмалью,или перегородчатая эмаль, при которыхпосле пайки скани все пространства между  перегородками,   образованнымисканью, заполняют эмалью.    Ажурная филигрань — обработка, при которой узор, состоящий из элементов, выполненных из проволоки, спаивается только между собой, без фона, образуя как бы кружево из металла, а применяемую в этих случаях зернь напаивают на это кружево. Ажурная филигрань имеет следующие разновидности:    — плоская ажурная филигрань —весь предмет представляет собой плоское (двухмерное) кружево, образованное проволочными деталями, спаянными между собой в одной плоскости;    — ажурная филигрань с эмалью, или «оконная» эмаль, — проемы, ячейки между сканными деталями заполнены прозрачной просвечивающей эмалью, образуя как бы миниатюрный цветной витраж.    — скульптурно-рельефная ажурная филигрань — изделие представляет собой скульптурный, трехмерный рельеф  (иногда горельеф),  образованный из ажурной филиграни;    — многоплановая, или сложная филигрань, — сканный узор, состоящий издвух или многих планов, напаянныходин на другой, то есть когда на нижний узор, служащий как бы фоном, накладывают и припаивают новый рисунок, лежащий в другой плоскости, на нем может быть построен третий план и т.д.    Объемная филигрань. К ней относятся объемные предметы, выполненные сканной техникой: вазы, кубки, подносы, ларцы, коробки, объемные изображения птиц, зверей, архитектурные формы. Такие изделия изготавливают из отдельных частей, которые затем монтируют в целую композицию.    В настоящее время филигранные изделия могут быть тиражированы посредством литья и гальванопластики. Использовать штампы можно только для воспроизводства фоновой филиграни.    Эмалирование    Эмаль — это образовавшаяся посредством частичного или полного расплавления стекловидная застывшая масса неорганического, главным образом окисного состава, иногда с добавками металлов, нанесенная на металлическую основу.    Наиболее ранние известные украшения с эмалью были найдены в Греции, их датируют 1450 годом до н.э. На острове Кипр были обнаружены две подвески в виде цветка, выполненные в технике филигранной эмали, изготовленные приблизительно в X веке до н.э.Изделия с эмалью. Конец XIX - начало XX вв.В форме и технике исполнения отчетливо прослеживается египетское влияние. В Азербайджане найдена диадема с листьями и цветами, украшенными эмалью (VII век до н.э.). С первой половины VI века до н.э. греческие украшения покрывали белой, темно-синей, темно-зеленой и бледно-бирюзовой эмалью.    Из III века до н.э. дошли до нас небольшие, в виде капли подвески из металла, сплошь покрытые эмалью. Вероятно, их погружали в расплавленное цветное стекло.    Несмотря на отрывочные сведения, можно утверждать, что в восточном Средиземноморье уже в первом тысячелетии до н.э. наплавляли стекло на металл и что греческие украшения декорировались цветной эмалью. Несмотря на то, что эти первые попытки соответствовали по техническим признакам эмалированию, все же они являлись лишь формой полихромного обогащения металлического украшения, инкрустированного шлифованными пластинками драгоценных камней, смальты или стекла, наклеенными в выемки или напаянными перегородками.    Переход от инкрустации к эмали мог произойти там, где были достаточно хорошо развиты технические предпосылки для металлообработки и изготовления легкоплавких стекол. Если искать истоки эмалирования, то речь должна идти не о первом кусочке стекла, наплавленном на металл, а о массовом изготовлении изделий из металла в соединении с цветным стеклом.    Египетские вставки из поделочных камней по принципу перегородчатых эмалей были известны уже во времена 5-й династии (с 2563 до 2423 г. до н.э.). Фигурные изображения, письменные знаки и орнаменты выполнялись на золоте в виде углублений и затем заполнялись драгоценными камнями и смальтой. Оформление гладкими неразделенными красочными плоскостями помогало пониманию древнеегипетской живописи. Именно эта техника имела большое значение для дальнейшего развития ювелирного дела, так как подготовила обогащение благородного металла цветным отделочным материалом.    Ячейки были ступенью как для появления оправ под камни, так и для более поздних перегородчатых и выемчатых эмалей. Ячейки изготовляли напаиванием перегородок, а поделочные камни и смальту обрабатывали по форме ячеек и закрепляли на смоле, позднее их стали закреплять в ячейках при помощи клея. Итак, оставался еще маленький шаг до настоящей эмали: необходимо было разогреть все изделие и расплавить стеклянный порошок до получения гладкой поверхности. Только в VI веке до н.э. греки начали систематически наплавлять эмаль на свои золотые украшения. Этим они создали основы цветовой отделки металла камнем. В отличие от греческих египетские украшения всегда остаются строго плоскостными: помещенные в углубление драгоценные камни стоят на одном уровне с керамикой и пластинками цветного стекла как мозаичные составные части общей композиции.    Греко-римские украшения отличаются ярко выраженной пластичностью. Она подчеркивается акцентированными цветовыми эффектами: как единичными цветными драгоценными камнями, так и наплавленным цветным стеклом.    Уже в V веке до н.э. у кельтских племен, населявших часть Франции и Британии, получил развитие совершенно другой вид эмали — выемчатая эмаль. Сначала это было только вплавленное непрозрачное красное стекло, которое применяли вместо распространенных тогда вставок коралла. Непрозрачную эмаль насыщенного цвета прижимали плотно друг к другу, отделяя узкими перегородками. Этим способом декорировали ювелирные изделия, сосуды, оружие, детали конской сбруи.    С целью цветового обогащения дорогостоящих ювелирных изделий немецкие ювелиры (с IVпо VII в.) применяли в качестве вставок цветные камни и цветное стекло, причем предпочтение отдавали красному альмандину. При этом тонкие пластины альмандина отполировывались очень хорошо. Альмандины в некоторых изделиях закреплены с зелеными пластинками стекла в сетке из золотых перегородок, но уже без основания. На оборотной стороне отчетливо видно, что стеклянные пластинки впаяны в рамки. Итак, можно уже говорить об «оконной» эмали.    Развитие науки и техники обусловило появление в VIII веке очень быстро достигшей высочайшего совершенства византийской перегородчатой эмали, которую использовали не как средство имитации камней, а как самостоятельный художественный прием вне связи с прошлым.    Классическими образцами эмалей считаются именно византийские, а не совершенно отличные по исполнению кельтско-римские выемчатые эмали, появившиеся на 500 лет раньше, и не египетские вставки камней по принципу перегородчатых эмалей.    Обработка драгоценных металлов получила в позднеантичной Византии высокое развитие. Появились технические предпосылки объединения стекла и металла. Таким образом, византийская эмаль развивалась в совершенно новом качестве как изобразительное средство. Временем расцвета считается период до XII века.    Опыт Византии оказал решающее влияние на развитие техники эмалей в Европе в средние века. В начале X века в Киевской Руси получила развитие оригинальная техника перегородчатой эмали. Сохранилось довольно много образцов эмалевой и сканной работы того времени, поражающих тонкостью технического и художественного исполнения. Из тонких золотых нитей-проволочек на поверхности предмета набирался рисунок, мельчайшие ячейки которого заполнялись эмалью различных тонов.    С XII века выемчатая эмаль получила признание как художественный метод украшения церковной утвари цветовыми образными и орнаментальными мотивами. Наиболее значимые мастерские находились на Рейне и во французском городе Лиможе. Лимож превратился в ведущий центр массового производства церковной утвари с использованием различных видов эмали. Он и удерживал за собой первенство до XVI века. Следующая ступень развития этой техники, относящаяся к началу XIV века, — эмаль по чеканному рельефу. Фигуры выполнялись плоскорельефными, прозрачная эмаль накладывалась по всей поверхности. Таинственно просвечивало сквозь эмаль изображение, пластичность которого еще больше подчеркивается различными по толщине слоями эмали.    Эпоха Возрождения (ренессанс) достигла апогея на экономической основе зарождающихся капиталистических отношений. Особенно большое развитие она получила во всех областях кустарного производства. Потребность подчеркнуть свое общественное положение роскошной одеждой и дорогими украшениями особенно характерна для второй половины XV века. По сравнению с образцами искусства готики бросается в глаза живая пестрота оформления украшений. На относительно небольшой площади преобладает перенасыщенный орнамент, частично покрытый эмалью, с включениями цветных камней и жемчуга, рельефных фигур из эмали. Доминирующей техникой эмалирования стала объемная рельефная эмаль.    В начале XV века появилась совершенно новая техника — живописная эмаль. Тонко растертыми цветными эмалями наносили изображение на одноцветную эмалевую основу, причем краски накладывали без разделяющих перегородок. В Италии было несколько мастерских, где применялся этот метод, но все же центром развития новой техники в XV-XVI веках стал Лимож. В XVI веке получила развитие типичная техника мастеров Лиможа — эмаль в стиле гризайль, то есть эмаль в серых тонах. На пластину, отгрунтованную черной или темной эмалью, наносили изображение белой эмалью. В зависимости от толщины слоя темный цвет просвечивает больше или меньше, что дает серые полутона. В основе другого способа заложены графические приемы: черное основание покрывали тонким слоем белой эмали, процарапывалив увлажненном состоянии рисунок и придавали изображению пластичность посредством штриховки. После этого эмаль обжигали. Вначале в технике лиможской эмали изображали исключительно сцены из Библии, в середине XVI века на первое место выдвигаются мотивы итальянского Возрождения. Затем лиможской эмалью стали покрывать различную утварь. Особую группу составляют выпуклые сосуды с характерным рисунком, эмалевое покрытие которых принято называть венецианской эмалью, так как считалось, что свое развитие она получила в Венеции. Речь идет о прочеканенных и покрытых эмалью сосудах, в эмаль вплавлены золотые букеты, розетки, листья. Эти изделия появились в первой половине XVI века.                Декоративная обработка    Описание декоративной отделки изделия должно нести информацию о расположении, индивидуальных размерах, количестве, характеристиках элементов художественной обработки. Типичные элементы, включаемые в общее описание, приводятся ниже.1. Матирование.2. Чернение.3. Оксидирование.МатированиеМатированной, или фактурованной, поверхностью изделий считают поверхность, отличающуюся от полированной,  несущую декоративную нагрузку.    Фактура поверхности может быть мелкоямочной, мелкоштриховой, матовой. Чаще всего используется эффект комбинированной обработки фактуры с глянцем. Участки фактурной поверхности получают, используя литьевую корку изделий, шлифованную поверхность (предварительно обработав пескоструйной рабочую поверхность штампа), применяя травление в различных кислотных составах, механическое матирование (штихелем, молотой пемзой, крацеванием).    Чернение    Чернь (легкоплавкий сплав состава: серебро, медь, свинец, сера) накладывают на изделие, подготовленное для черни, то есть с углублениями гравированным рисунком. Глубина рисунка в пределах 0,2-0,3 мм зависит от размеров изделия. Поверхность изделия, не покрывающаяся чернью, должна быть полированной, без рисок, царапин и других дефектов.    Оксидирование    Изделия из серебра и с серебряным покрытием оксидируют (обрабатывают) как химическим, так и электрохимическим способом. Процессы химического и электрохимического бесцветного оксидирования осуществляются в растворах и электролитах, основным компонентом состава которых является двухромовокислый калий. В процессе цветного оксидирования изделиям придается окраска с самыми различными оттенками: синего, черного, серого, темно-коричневого и т.д. Оксидированные изделия для придания пленкам красивого блеска крацуют мягкими латунными щетками. Оксидированная поверхность должна быть равномерно матовой, без различия в цветовых оттенках.    Гальванические покрытия    В ювелирной промышленности в качестве гальванических покрытий используют золото, серебро, родий. На гальванических покрытиях могут быть незначительные следы мест контактов с токопроводящими приспособлениями, не нарушающие слоя покрытия и не ухудшающие внешнего вида изделия.

Список использованной литературы.Нона Дронова. Справочник-энциклопедия. "Ювелирные изделия"  Издательский дом Ювелир.М. М. Постникова –Лосева, Н .Г. Платонова, Б.Л. Ульянова " Золотое и серебряное дело 15-20 вв." 

 

 

 

 

Внимание! Все материалы на сайте принадлежат автору. Любое использование только со ссылкой на сайт  http://sculpto.ruЛюбое иное использование запрещено и преследуется по закону.

sculpto.ru


Смотрите также